Постепенно, затем внезапно

Вступление

Это — первая из еженедельных статей, которые я решил написать на тему Биткоина. Мои друзья Марти Бент и Сейфедин Аммус вдохновили меня начать работать в этом направлении. Образование является критическим аспектом Биткоина, и я надеюсь, что, излагая свои собственные мысли, я смогу помочь другим ускорить их путь к пониманию сложного предмета. Я назвал серию статей “Постепенно, затем внезапно”. Таким образом Хемингуэй описал процесс банкротства, таким же образом подкрепленные правительством валюты подвергаются гиперинфляции и именно так, обычно, люди осваивают Биткоин (постепенно, а затем внезапно). Статьи, как правило, будут описывать Биткоин, но также затронут Федеральный Резерв и монетарную экономику, поскольку эти темы тесно переплетены. Поскольку я постараюсь быть кратким, в серии будут изложены мои основные выводы и мнения, вместо всех деталей, которые к ним привели; Мое намерение состоит в том, чтобы дать представление о моем мыслительном процессе и предоставить дорожную карту для тех, кто хочет узнать больше. Я надеюсь охватить более широкую аудиторию (помимо тех, кто помогал мне в моём собственном путешествии) и помочь не вовлеченным людям лучше понять, почему многие из нас так сосредоточены на Биткоине, как на предмете. Представленные взгляды являются исключительно моими, а не мнениями “Unchained Capital”, или моих коллег. Надеюсь, вам понравится. Буду благодарен вашим отзывам.

Биткоин — это деньги

Вернее, Биткоин стал деньгами (для меня). Это был медленный процесс, который включал в себя избавление от множества психологических блоков, но начался этот процесс с вопроса: что такое деньги? Это — вход в самую настоящую кроличью нору. И не спекулятивный — я не ищу лотерейный билет типа “блокчейн изменит мир”. По сути, это — кроличья нора, войдя в которую можно будет найти ответ на вопрос: “Почему доллар в моём кармане является деньгами?”. Почему сотни миллионов людей каждый день обменивают свои, с трудом заработанные, реальные ценности на этот кусок бумаги (либо её цифровой аналог)? Этот вопрос довольно непросто задать, но ответить на него ещё сложнее. И я понял, что каждый должен подходить к этому вопросу по-своему, в соответствии со своими сроками и руководствуясь собственным жизненным опытом. Люди должны интересоваться этим вопросом, просто чтобы начать понимать Биткоин.

“Что такое деньги? Это — вход в самую настоящую кроличью нору.”

Для меня путь начинался с понимания причины становления золота в качестве денег. Это подразумевало понимание уникальных свойств, которые делали какой-либо товар лучшей или худшей формой денег, и что именно превращало деньги в уникальное экономическое благо по сравнению с большинством других видов экономических товаров. “Краткая история денег” сыграла для меня важную роль при изучении вопросов, но не как Евангелие, а как основа для размышлений над постановкой проблемы. Понимание стало для меня интуитивным лишь в тот момент, когда я связал эту основу со своим жизненным опытом и собственным пониманием существующей финансовой системы и ее недостатков. И это — то, что может быть очевидным (Биткоин интуитивно понятен в качестве денег) для тех, кто потратил годы на размышления об этом, о монетарных принципах, но также верно и то, что Биткоин — не интуитивен. Он чрезвычайно не интуитивен до тех пор, пока не становится интуитивным, а затем, со временем, сверхинтуитивным.

В рамках своего исследования я счел полезным рассмотреть Биткоин по отношению к двум осязаемым ориентирам: относительно золота и относительно долларовой финансовой системы. Имеет ли A (Биткоин) свойства Б (золото или доллар, соответственно). Лучше ли А чем Б? Потому что не абсолютизм превращает что-либо в деньги; это делает решение хранения капитала в одной системе вместо другой. Это решение всегда имеет определенные компромиссы. Не понимая недостатков существующей финансовой системы (будь то доллар, евро, йена, боливар, песо и т. д.) и рассуждая в вакууме, я бы никогда не пришел к тому, что Биткоин — это деньги.

Баланс Центральных Банков (триллионы долларов)                    Отношение валют развивающихся экономик к доллару США

Когда я работал в Deutsche Bank во время финансового кризиса, я не обладал базовыми знаниями, чтобы понять, что на самом деле происходит. Десять лет спустя, поработав во время рестуктуризации мировой экономики, поработав в макро хедж-фонде, я начал более четко понимать, что на самом деле произошло в 2008 и 2009 годах. Благодаря моему собственному исследованию финансового кризиса 2007–2008 годов, Федерального резерва и, в частности, влияния количественного смягчения/QE (см. здесь), я пришел к принципиальному выводу, что корень проблемы заключался в том, что финансовая система была задействована примерно в соотношении 150 к 1 (слишком много долга и слишком мало долларов) и что безумный уровень займа стал возможным только благодаря политике Федерального резерва, которая последовательно препятствовала системному сокращению заемных средств в течение трех десятилетий, предшествовавших кризису. Кроме того, стало очевидно, что решение (количественное смягчение) просто привело к тому, что неустойчивая кредитная система стала давать метастазы в течение последующих десяти лет, что сделало будущие QE неизбежными. Я убедился в том, что независимо от того, выживет Биткоин или нет, дни традиционной финансовой системы сочтены, и что, так или иначе, нечто иное, чем статус-кво, станет неизбежным путем вперед.

“Стало очевидно, что решение (количественное смягчение) просто привело к тому, что неустойчивая кредитная система стала давать метастазы в течение последующих десяти лет, что сделало будущие QE неизбежными”.

Позже я выяснил, что предложение Биткоина неизменно. Развитие понимания того, как и почему это возможно, является основой понимания Биткоина как денег. Требуются значительные инвестиции (времени и внимания) в понимание того, как экономические стимулы переплетаются с технической архитектурой биткоина и почему биткоин нельзя “подделать” или скопировать (или, скорее, почему стимулы поддерживать систему настолько сильны, и почему альтернативные издержки, возникающие при попытке атаковать систему, слишком высоки). Это долгий путь, но в конечном итоге он приведет к пониманию того, что глобальная сеть рациональных экономических субъектов, действующих в рамках добровольной валютной системы, не будет коллективно и подавляющим большинством формировать консенсус с целью обесценивания валюты, которую они добровольно и независимым образом решили использовать в качестве средства хранения капитала. Эта реальность (или система убеждений) затем подкрепляет и усиливает экономические стимулы Биткоина, его техническую архитектуру и сетевой эффект.

Так что суть не только в том, что программный код диктует, что всего будет только 21 миллион биткоинов; суть в понимании причины, по которой эта денежно-кредитная политика является и стойкой, и гибкой, и каким образом дефицит Биткоина доказуем. Это понимание не может прийти в одночасье кому угодно. Это нельзя объяснить кому-то на коктейльной вечеринке. Это реальность, которая со временем укрепляется и делает это только путем испытания стимулов системы и убеждения, что она продолжает работать, (в среднем) каждые 10 минут. Потом, сравнив это с тем, как работает долларовая система или даже основа всех систем — золото, Биткоин, как деньги становится более интуитивным.

“Биткоин существует в качестве решения проблемы денег — глобального QE”

Итак, пытаясь понять Биткоин как деньги, начните с золота, доллара, Федерального резерва, QE и того, почему запас Биткоина является фиксированным. Деньги — это не просто коллективная галлюцинация или система убеждений; На все есть свои причины. Биткоин существует в качестве решения проблемы денег — глобального QE, и если вы считаете, что обвал национальной валюты, как это произошло в Турции, Аргентине или Венесуэле никогда не может произойти с долларом США или валютой какой-либо другой развитой экономики, поймите, что мы просто находимся в другой точке той же самой кривой. Биткоин представляет собой принципиально другую структуру и более устойчивый путь вперед, но вы должны понимать, через что мы прошли и как мы сюда добрались, чтобы знать, куда мы направляемся.

Хайек пишет о ценовом механизме как о величайшей системе распределения знаний в мире (Использование знания в обществе). Когда денежной массой манипулируют, это искажает глобальные механизмы ценообразования, которые затем распространяют ложную информацию по всей экономической системе. Когда эта манипуляция поддерживается в течение 30–40 лет, в основах экономической деятельности возникает огромный дисбаланс , и это — та ситуация, в которой мы находимся сегодня. В конечном счете, доллар стал причиной провала золота, а провалом доллара является экономическое искажение, которое привело к, и усугубилось благодаря QE. Обещание Биткоина выступает решением обоих проблем. Поскольку предложение Биткоина фиксировано и им нельзя манипулировать, он в конечном итоге станет самым надежным механизмом ценообразования в мире и, следовательно, самой большой системой распространения знаний. Текущая волатильность является ни чем иным, как логическим путем ценообразования, в силу экспоненциального распространения с течением времени и по мере того, как мы приближаемся к будущему состоянию абсолютного распространения.

“Государственные и корпоративные экономисты высмеивают тот факт, что Биткоин нестабилен, как будто вы можете превратить то, чего не было вчера, в стабильную форму денег сегодня за одну ночь, это совершенно нелепо”, — Виджай Бояпати в интервью SLP.

На следующей неделе: копирование Биткоина, дерзость попыток напечатать собственные деньги.

Не пропусти новые публикации

Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных

tony@bitcoin-translated.ru