Биткоин — не финансовая пирамида

Перевод статьи Паркера Льюиса от 18 октября 2019г. в рамках серии “Постепенно, затем внезапно

Несколько лет назад я получил письмо от друга с просьбой поделиться своим мнением о возможности инвестирования, которую рассматривал наш общий контакт. Быстро прошерстив интернет и просмотрев несколько видео, я ответил, что эта схема похожа на пирамиду. Это была моя интерпретация ответа “избегать любой ценой”. Информация отправилась к нашему знакомому, но его ответ стал для меня неожиданностью: “Разве все финансовые пирамиды плохие?” Выявить некоторые финансовые пирамиды сложнее других, но даже те, которые определить несложно, находят свою добычу среди ничего не подозревающих жертв. Хорошее эмпирическое правило — не уходить, а бежать от всего, что хотя-бы отдаленно напоминает финансовую пирамиду. К счастью, Биткоин таковым не является. Хотя это может показаться очевидным, не все понимают, что на самом деле представляет собой схема финансовой пирамиды, какими могут быть предупреждающие знаки или почему такие схемы всегда терпят фиаско.

Определение схемы финансовой пирамиды — Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC)

Признаки финансовой пирамиды — Федеральная торговая комиссия (FTC)

Не все многоуровневые маркетинговые программы являются финансовыми пирамидами, но все финансовые пирамиды, в некотором роде, являются многоуровневыми маркетинговыми программами. В финансовых пирамидах всегда присутствует какая-то компания, которая продает продукт, конечный спрос на который значительно ниже доступного предложения. Компания набирает участников для покупки инвентаря и набора новых участников. Все участники — продавцы, и компенсация связана главным образом с набором персонала, а не с продажей самого продукта. Зачастую продажа товара целенаправленно вплетается в процесс найма.

В обычном, ориентированном на продажи, бизнесе, компания берет на себя риски, связанные с инвентарными запасами и платит комиссионные, основанные на продажах конечным пользователям. В случае с пирамидальными схемами, риск инвентарных запасов берут на себя продавцы, а не компания. Компенсации выплачиваются за привлечение большего количества продавцов и продажу продукта новым участникам. Все разваливается в силу отсутствия достаточного конечного спроса на продукт. Каждый в цепочке может зарабатывать деньги за счет новобранцев. Это и есть пирамида. Биткоин таковой не является. Биткоин — это не компания. У него нет сотрудников, и его предложение ограничено. Вне зависимости от количества людей, использующих Биткоин, будет выпущен только 21 миллион монет.

Различия, казалось бы, очевидны, но поскольку Биткоин непрост в понимании, а сама идея денег запутанна, его легко спутать с финансовой пирамидой. Биткоин станет мировой резервной валютой только в том случае, если его примут сотни миллионов (если не миллиарды). И, похоже, каждый, кто попадает в кроличью нору Биткоина, впоследствии оказывается на другой стороне, объясняя его своей семье и друзьям, представляя его как лучшую форму денег. Звучит как пирамидальная схема, верно? Неверно. Когда Dell начала продавать компьютеры на своем веб-сайте в 1996 году, и все посоветовали своим друзьям приобрести Dell, было ли это пирамидой? Когда Apple выпустила первый iPhone в 2007 году, и все сказали своим друзьям бросать Blackberry ради ее превосходного преемника, это было финансовой пирамидой?

Технологические сдвиги обычно происходят быстро. С появления смартфонов и ПК прошло десять-двадцать лет, и теперь день без них сложно себе представить. Все дело в качестве продукта и структуре стимулов. Тот факт, что некоторые инвесторы обладали акциями Apple или Dell, не изменил того, что сами продукты обеспечили реальную ценность. Были ли эти инвесторы заинтересованы рассказывать людям о новых технологических инновациях? Ценность самих инноваций превыше всего. Неважно, как вы узнаете о них; важно одно: обеспечивает ли инновация полезность. Если это так, то люди захотят использовать продукт; в противном случае они не захотят этого делать. В этом и заключается суть рынка.

Инновации и полезность Биткоина

Биткоин полезен в качестве денег. На него есть спрос, потому что он решает проблему, присущую привычным нам деньгам. Биткоин — это не только не пирамида; он, помимо того, принципиально отличается от класса инноваций, которые могут быть предложены любой отдельной компанией. Биткоин — это не Dell и не Apple. Это не акции хайтек компании; за Биткоином не стоит ни одна компания; Биткоин не является компанией, продающей продукт, и поток доходов для выплаты будущих дивидендов отсутствует как таковой. Биткоин — это не схема заработка денег; Биткоин сам является деньгами, или, по крайней мере, он стал деньгами для тех, кто хочет использовать его для хранения части своих накоплений. И это не схема быстрого обогащения; в большинстве случаев речь идет о сохранении ценности, которую вы уже создали. Биткоин является активом на предъявителя; однако, в отличие от облигаций на предъявителя, поток доходов отсутствует.

Инновация Биткоина заключается в том, что он представляет собой превосходную форму денег, но в будущем нет никаких обещаний, кроме владения цифровым инструментом на предъявителя. Единственная полезность Биткоина заключается в том, чтобы хранить его в качестве валюты и проводить с ним операции в будущем, будь то в обмен на традиционные валюты или другие товары и услуги. Биткоин полезен только в качестве формы денег, и он сохранит стоимость только если будет пользоваться спросом в будущем. Но это верно для любой формы денег (не только для Биткоина). Деньги — это не коллективная галлюцинация или не просто система убеждений; деньги обладают особыми свойствами, которые делают их более или менее эффективными в обеспечении обмена. Однако денежные свойства не являются абсолютными; относительная сила денежных свойств является фундаментальной основой спроса. Когда рынок оценивает Биткоин, он делает это по отношению к другим денежным средам (доллар, евро, иена, золото и т. д.).

Предложение Биткоина и жесткие ограничения его эмиссии являются основой полезности и фундаментального спроса Биткоина; именно поэтому Биткоин не является пирамидальной схемой. Будет выпущен всего 21 миллион биткоинов. Это — его уникальное преимущество. Все это знают; все помнят это. Каждый может это проверить в любой момент. Чтобы узнать, как и почему Биткоин имеет надежно фиксированный запас, обратитесь к статьям "Биткоин, не Блокчейн", и "Биткоин ничем не подкреплен?" Но пока, просто примем за данное тот факт, что предложение Биткоина ограничено 21 миллионом. При этом, никто не знает каково предложение долларов США. ФРС оценивает текущее предложение долларов, но никто не знает, сколько долларов будет существовать в будущем. Помимо Федерального резерва нет никаких рычагов, ограничивающих предложение доллара, и единственное, что мы знаем точно, это то, что в будущем долларов будет гораздо больше; эта функция не имеет границ. В конце концов, причиной фундаментального спроса на Биткоин является то, что его денежная политика:

  1. разработана оптимальным образом
  2. надежно обеспечена

Денежная среда Биткоина значительно превосходит таковые у конкурентов.

Приложение А — Исторический запас доллара

Приложение B — График поставок Биткоинов

Денежная база в фиатных системах изменяется непредсказуемым образом, в то время, как денежная база Биткоина регулируется четко определенным графиком поставок. Представьте себе денежную базу как основу глобальной экономической системы. Непредсказуемые изменения в предложении долларов — это не просто изменение правил игры. Это больше похоже на строительство футбольного поля вверх тормашками и изменение положения ворот. Искажены не только правила, а и вся игра. Биткоин, благодаря его постоянному предложению, является фундаментом, и со временем этот фундамент только крепчает. Доверие к его графику поставок усиливается с каждым подтвержденным Биткоин блоком. По мере того, как уверенность в графике поставок Биткоина крепчает, все больше людей принимают Биткоин в качестве денег и используют его в качестве средства сбережения. Фиксированная поставка + рост распространения = увеличение стоимости. С ростом распространения и стоимости Биткоин становится еще более децентрализованным. И поскольку уровень децентрализации Биткоина со временем растет, его становится все труднее изменить, что укрепляет доверие к его основе — его фиксированному предложению.

Мошенник ты

В случае финансовой пирамиды люди, продвигающие схему, являются мошенниками. Эти мошенники продают обещание будущей денежной выгоды посредством агрессивных продаж и привлечения новых участников в схему в качестве основного механизма компенсации. В случае с Биткоином люди, покупающие биткоины, сами являются мошенниками, как описано в нестареющей статье Майкла Голдстайна “Все — мошенники”. Если ты участвуешь в этом, то мошенник ты. В большинстве случаев сегодня, когда кто-то покупает биткоин, он расстается с формой валюты, лишь частично зарезервированной (что является признаком ее обесценивания в будущем) в обмен на актив на предъявителя с ограниченной эмиссией и денежной политикой, обладающей значительным превосходством. Участник на другом конце сделки оказывается в проигрыше. Нельзя сказать, что буквально каждый, кто продает биткоин, делает это, не имея на то веской причины. В конце концов, это деньги, а их полезность заключается в обмене; по определению, у участников рынка есть широкий спектр текущих потребностей в ликвидности, и реальная стоимость передается каждый раз, когда совершается Биткоин транзакция, будь то в обмен на доллары или на товары и услуги. Однако с глобальной точки зрения и в более долгосрочной перспективе это не что иное, как информационная асимметрия в полном объеме. Денежная политика Биткоина разработана оптимальным образом и надежно обеспечена. В силу того, что это понимают немногие, на сегодняшний день Биткоин представляет собой величайшую в мире асимметрию.

Первые принципы денег

Денежная система с наименьшей скоростью изменения наиболее эффективна при передаче экономических сигналов, а фиксированная эмиссия (нулевая скорость изменения) является оптимальным финалом денежно-кредитной политики. В то время как современные научные круги не согласны с этой точкой зрения, валюта с фиксированным предложением превосходит валюту, подверженную инфляции (непредсказуемыми темпами). В любой экономике цены определяются отношением спроса и предложения товаров и услуг к спросу и предложению денег. Цена — это то, что в конечном итоге координирует экономическую деятельность, а деньги — это основа механизма ценообразования в экономике. Валюта с фиксированным предложением избавит систему ценообразования от лишней информации, вызываемой изменениями в предложении денег. Это повысит надежность рыночных сигналов. Задача денег — облегчить обмен товарами (которые используются в целях потребления или производства). Форма денег, наименее подверженная изменениям будет наиболее точно отражать варьирование спроса и предложения на эти товары. По сути, деньги используются как инструмент передачи относительной стоимости товаров и услуг; изменения в предложении денег искажают передачу этой информации, добавляя в уравнение дополнительную переменную.

Допустим, iPhone стоит около 1000 долларов, а баррель нефти — около 50 долларов. Информация, передаваемая посредством денежной системы, заключается в том, что iPhone стоит примерно в 20 раз дороже барреля нефти. Деньги транслируют альтернативные издержки (экономические компромиссы) через свою систему цен, и чем постоянней денежная масса (низкая скорость изменения), тем надежнее обмен информацией и тем взвешеннее экономические компромиссы. Если денежная масса увеличится на 10%, а цены будут должным образом скорректированы, iPhone будет стоить 1100 долларов, а баррель нефти — 55 долларов. iPhone продолжит стоить в 20 раз дороже барреля нефти, и это — та информация, на которую полагаются все участники рынка. В реальном мире проблема заключается в том, что цены не корректируются должным образом относительно изменения денежной массы. Вместо этого ценовые сигналы искажаются. В мире с постоянной денежной массой изменения в цене будут более точно отражать изменения спроса и предложения на базовых рынках товаров и услуг, не внося искажений, вызванных изменениями объема денежной массы. Изменения в объеме денежной массы создают шум, чуждый основной экономической деятельности. Цена координирует экономические компромиссы, и надежность системы ценообразования зависит от стабильности формы денег, используемых для передачи информации.

В этом отношении денежные товары дифференцированы (по крайней мере, те, которые появляются на свободном рынке); именно поэтому деньги являются эффективным инструментом передачи информации. Структура рынка денег отличается от структуры рынка любого другого товара. Потребительские товары потребляются, а производственные товары, в конечном итоге, потребляются посредством производства других потребительских товаров. Учитывая, что полезность денег заключается в обмене, они играют роль инструмента координации обмена потребительских и производственных товаров. Деньги, как таковые, не потребляются. Поскольку полезность денег заключается в их обмене, их редкость важнее, чем номинальный объем денежной массы в экономике. По мере роста спроса на деньги и повышения их ценности, соразмерного предложения не наблюдается вследствие естественных ограничений эмиссии. Чего нельзя сказать о каком-либо отдельном товаре или услуге. Относительное ограничение предложения денег — это то, что позволяет им передавать относительную стоимость других товаров и услуг. Товары потребления и производственные товары взаимозаменяемы, но деньги облегчают практически любой обмен между всеми другими товарами. Стоимость денег может колебаться относительно товаров и услуг, но относительная редкость денежной массы позволяет сообщать цену с точки зрения самих денег.

До появления Биткоина ни одна форма денег не обладала исчисляемой редкостью. Биткоин имеет фиксированное предложение, ограниченное 21 миллионом. Исчисляемая редкость обеспечивает постоянство там, где его раньше не было. Представьте, что предложение одного товара является неизменно постоянным, а предложение всех других товаров колеблется. Спрос меняется на все товары, но существует только одна константа: предложение Биткоина. В таком мире все будет измеряться относительно константы. С помощью этого механизма ценообразования покупательная способность денег будет передавать гораздо более совершенную информацию, чем если бы само предложение денег менялось. Имея константу, все остальное можно измерить более надежным образом. В то же время искомая информация не является абсолютной для любого товара. Ценность субъективна. Вместо этого критическая информация, передаваемая посредством механизма ценообразования, представляет собой стоимость (или цену) многих товаров относительно друг друга. В то время как уровни цен меняются в силу постоянно изменяющегося спроса и предложения, стабильность самого механизма ценообразования позволяет осуществлять экономическую координацию посредством передачи информации об альтернативных затратах (то есть, как мы узнаем, что iPhone стоит примерно в 20 раз дороже, чем баррель нефти).

Искажение системы цен

В нашей нынешней системе денежная эмиссия непредсказуемо изменяется и со временем увеличивается. Это является основой денежно-кредитной модели центральных банков и вытекает из монетаристской экономической теории, которая утверждает, что активное управление денежной массой стимулирует совокупный спрос и, в конечном итоге, способствует полной занятости. Технически эта модель понижает процентные ставки, увеличивая предложение денег. Более низкие процентные ставки повышают готовность и стимул заимствовать; однако, при прочих равных условиях, более низкие процентные ставки в противном случае понизят готовность кредитовать. По сути, увеличивая предложение денег, центральный банк искусственно манипулирует кредитной функцией, создавая постоянный дисбаланс между готовностью заимствовать и готовностью кредитовать. Более распространенным последствием является искажение механизма ценообразования координирующего экономическую деятельность. Управляя предложением денег и доступностью кредитования, центральные банки искажают все цены на рынке. Ложные сигналы (и неверная информация) распространяются на всех участников рынка.

Структура спроса и предложения в экономике искажается повсеместно. Это искажение является следствием реакции сотен миллионов людей на манипулируемые ценовые сигналы и основанного на этих сигналах перераспределения ресурсов в экономике. Когда денежная масса увеличивается, новые деньги (и кредит) поступают в систему через различные каналы и в непредсказуемые временные отрезки. Количество и скорость изменений неизвестны большинству участников рынка. Вместо этого участники рынка реагируют на ценовые сигналы; в силу отсутствия альтернативы, информация вынуждена транслироваться таким способом. Ценовым сигналом может быть стоимость товара в супермаркете или зарплата, которую работодатель готов платить за выполненную работу. Изменение денежной массы приводит к искажению цен, так что участникам рынка нелегко понять, обусловлено ли искажение цен изменениями базовой структуры спроса и предложения. Понимание того, в какой степени изменения цен являются непосредственно функцией объема денежной массы в системе, также затруднено. В любом случае, искаженные сигналы вынуждают реагировать всех.

Для лучшего понимания данного вопроса обратимся к следующему примеру: ФРС приобрела 1,7 триллиона долларов ипотечных ценных бумаг (~ 17% всех ипотечных кредитов) после финансового кризиса в рамках своей программы количественного смягчения, которая в конечном итоге увеличила базовую денежную массу на 3,6 триллиона долларов. Большинство людей вспоминают, что жилищный пузырь надувался вплоть до самого финансового кризиса. Напрямую покупая ипотечные кредиты и раздувая предложение денег, ФРС понижала процентные ставки посредством манипуляций. Рынок жилья в значительной степени зависит от доступности кредитования и, в конечном итоге, от процентных выплат. Благодаря более низким процентными ставками и большему объему денег, доступных для кредитования, цены на жилье искусственно повышались. В результате искаженные ценовые сигналы достигли как покупателей, так и продавцов. Застройщики, в свою очередь, строили больше домов (увеличивая предложение), а покупатели недвижимости считали, что для покупки дома могут брать на себя больше долгов по более низким ставкам. Больше ресурсов в экономике отводилось на рынок жилья из-за более высоких цен это жилье. Однако любое увеличение спроса может поддерживаться только до тех пор, пока стоимость кредитования постоянно понижается в рамках функции увеличения денежной массы.

Несмотря на широкую осведомленность общественности о пузыре жилищного рынка в 2007 году, национальный индекс цен на жилье сейчас на 15% выше предыдущего пика. Это — очевидное манипулирование уровнями цен, и преднамеренная функция денежно-кредитной политики центрального банка. ФРС увеличивает предложение денег, снижает процентные ставки и раздувает цены на активы, чтобы уравновесить сумму существующего долга в кредитной системе. Кредитная экспансия является целью ФРС при стимулировании роста, и без обеспечения существующего долга невозможно создать новый кредит. Это заставляет ФРС взвинчивать цены на активы с целью достижения своих целей. Цены на активы — то, что обеспечивает нынешние уровни долга. Когда все узнаю́т, что ценовые сигналы неустойчивы и ненадежны, это вызывает шок системы. Это то, что произошло в 2007 году, и, вероятно, это произойдет и снова, поскольку сигналы рынка стали еще более искаженными. Но это не какой-то злобный план; ФРС не выступает в роли злого гения целенаправленно. В конечном итоге Федеральная резервная система пытается поддерживать “полную занятость” посредством своей политики, но в итоге манипулирует относительными ценовыми сигналами, что вызывает дисбаланс в базовых структурах спроса и предложения в экономике, создавая тем самым как внезапную, так и более хроническую безработицу.

Хайек обращался к этой проблеме в своей лекции памяти Нобеля 1974 года “Претензии знания”. Вследствие манипуляции цен, сегмент экономики получает больше ресурсов, чем могло бы поступить естественным образом; когда центральный банк меняет курс своей денежно-кредитной политики, цены реагируют и рынок корректируется. Поскольку ценами манипулируют на постоянной основе, кризис спроса становится неизбежным, и дисбаланс становится очевидным. В случае с рынком жилья, предложение (как товаров, так и рабочей силы) значительно превышает стабильный спрос при текущих уровнях цен. В более широком смысле, дисбаланс есть везде. Становится очевидным, что спрос и предложение в значительной мере нестабильны относительно друг друга, а безработица быстро растет. Рынок не может достичь равновесия, потому что ими манипулировали на постоянной основе в течение длительных периодов времени.

Это то, что произошло во время и после финансового кризиса. Это стало последней каплей манипуляции ФРС предложением денег и доступностью кредитования в течение десятилетий. Как показано в фильме “Игра на понижение”, в наступлении мирового финансового кризиса часто обвиняют кризис субстандартного кредитования, но слоном, которого, как ни странно, не часто примечают, является денежно-кредитная политика центрального банка. Реакцией федеральной резервной системы на кризис стали те же политические действия, которые она предпринимала десятилетиями, но в гораздо большем масштабе; она значительно увеличила предложение денег, еще сильнее манипулируя ценовыми сигналами. Когда денежной массой манипулируют, следует признать, что не все уровни цен реагируют синхронно. Деньги поступают в систему по разным каналам, и расширение кредита влияет на определенный сегмент экономики больше, чем на другие. Все цены манипулируются, но не одинаково. Именно искажение цен относительно друг друга нарушает основную функцию спроса и предложения рынка. Цена передает информацию. Это тот механизм, посредством которого участники рынка сообщают, какие товары и услуги они предпочитают. И именно посредством этого механизма все участники рынка реагируют на эти предпочтения путем предоставления предложения: каким навыкам люди обучаются, какие бизнесы люди строят, какие возможности трудоустройства люди ищут. ФРС, возможно, не желает причинять вред, манипулируя денежной массой, но в конечном итоге это является неизбежным следствием искажения ценового механизма в экономике.

Предсказуемость денежной массы

Биткоин — белый рыцарь. Или, по крайней мере, у него есть потенциал стать таковым. Создавая фиксированное предложение, Биткоин может стать величайшим механизмом ценообразования в мире. Как только Биткоин достигнет своего максимального количества в 21 миллион, изменения в денежной массе будут полностью исключены из уравнения ценовых сигналов. Создание денег не должно влиять на реальную экономическую активность. Неважно, является изменение в денежной массе предсказуемым и незначительным или денежная масса увеличивается значительно и непредсказуемым образом. Печатание денег не способствует экономической активности; оно только искажает показатели спроса и предложения. Полезность денег заключается в обмене. Будь то обмен сейчас, или в будущем. Деньги не потребляются; они используются для координации экономической деятельности, которая позволяет аккумулировать капитал. Будь то физический капитал, необходимый для производства реальных товаров, или человеческий капитал, развивающий искусство, науку, математику и т. д. Этот капитал представляет собой настоящие сбережения общества и имеет основополагающее значение для функционирования экономики.

Большинство людей думают о сбережениях в денежном выражении, потому что деньги являются расчетной единицей, но реальные сбережения представлены накопленным капиталом, обогащающим жизни людей, семей и сообществ. В мире с фиксированной денежной массой денежные сбережения будут неизменными. Деньги будут передаваться от человека к человеку, от семьи к семье или от бизнеса к бизнесу. Но в целом денежная масса не будет ни увеличиваться, ни уменьшаться. Экономическая деятельность будет координироваться как функция денег и посредством сбалансированного механизма ценообразования. Совокупные предпочтения всех рынков будут выражаться более точным образом, без искажений, вызываемых изменениями денежной массы. Дисбаланс между спросом и предложением будет естественным образом исправлен и не будет поддерживаться в течение длительных периодов времени; как следствие, дисбаланс также будет менее значительным и не будет системным для экономики в целом. Это не означает, что все цены всегда будут идеальными, или что другие переменные, такие как государственные расходы или налоги, не будут искажать или влиять на экономическую активность. Тем не менее, это устранит основную причину искажения ценовых сигналов и рыночных структур.

Ограниченное предложение Биткоина является основой более надежной системы ценообразования, но помимо этого, биткоины также выпускаются с предсказуемой скоростью. В будущем, когда Биткоин достигнет максимального количества монет в циркуляции, скорость изменения будет равна нулю. Но на пути к этому будущему состоянию Биткоин следует стабильному и предсказуемому графику поставок, который является важной частью уравнения. Биткоины производятся посредством майнинга, который помогает обеспечить безопасность сети. Сеть корректируется таким образом, чтобы биткоины выпускались в среднем каждые десять минут. Если к сети присоединяется больше участников, увеличивая тем самым количество ресурсов, участвующих в майнинге, сеть корректируется, чтобы предотвратить выпуск биткоинов с большей скоростью. Более высокие темпы майнинга приводят к более высокому уровню безопасности сети, а не к увеличению скорости производства или увеличению общего количества биткоинов, которые в конечном итоге будут выпущены. Благодаря этому у всей экономической системы появляется возможность планировать. Это позволяет майнерам, разрабатывающим инфраструктуру безопасности, прогнозировать размер будущих компенсаций, а всем участникам рынка подсчитать скорость изменения количества биткоинов в обороте в любой момент времени.

Вместо быстрого или непредсказуемого выпуска биткоинов, сеть гарантирует, что монеты будут выпускаться с течением времени и в стабильной манере и, как следствие, на более распределенной основе. Самое главное — то, что это способствует укреплению доверия к структуре выпуска в общем. Каждые десять минут (в среднем) выпускается определенное количество биткоинов. Приблизительно каждые четыре года число регулярно выпускаемых биткоинов сокращается вдвое. Система будет следовать данному графику до тех пор, пока в конечном итоге новые биткоины не перестанут выпускать. На пути к 21 миллиону, обеспечение фиксированной поставки каждые десять минут укрепляет доверие к будущим поставкам с течением времени. Все участники рынка приходят к пониманию, что фиксированная поставка будет обеспечена не благодаря какой-то магической дате, когда будет достигнут максимум, а в силу в того, что сеть приводит в действие свою денежную политику каждые 10 минут. Предсказуемый график поставок позволяет высчитать скорость выпуска новых монет, и все участники рынка могут сами убедиться, что система функционирует в соответствии с планом.

Денежная политика посредством консенсуса против центрального банка

Процесс, постоянно укрепляющий доверие к денежной системе Биткоина, происходит параллельно дисфункции современных денежных систем. Центральные банки всего мира повсеместно увеличивают денежную массу непредсказуемыми темпами. Как обсуждалось ранее, после финансового кризиса (с 2008 по 2014 год) ФРС увеличила денежную массу в США на 3,6 трлн долларов. Несмотря на наличие прогнозов ФРС, никто не знал, каким в итоге будет общее количество. Все попросту гадали. Даже ФРС не знала ответа на этот вопрос. И, увеличив денежную массу в несколько раз, ФРС начала ежемесячно выводить из экономики 50 миллиардов долларов в рамках процесса, который начался в октябре 2017 года. Опять же, никто точно не знал, сколько денег фактически будет выведено из системы, или как долго этот процесс будет продолжаться. В целом, примерно 700 миллиардов долларов денежной базы было изъято в течение примерно двух лет. И теперь, по состоянию на октябрь 2019 года, ФРС вновь изменила курс и начала добавлять больше денег в систему. Совсем недавно ФРС дала понять, что планирует ежемесячно добавлять в финансовую систему 60 миллиардов долларов (запланировано на следующие шесть месяцев). Но, опять же, никто не знает, как долго это будет продолжаться и изменится ли сумма. По факту ФРС не знает, потому что знать о подобном заранее невозможно.

Все, что мы практически знаем, это то, что с этого момента денежная масса будет увеличиваться (и намного). Но признайте, что большинство участников рынка не имеют ни малейшего представления о том, что это происходит. Все, что участники рынка на самом деле знают — это то, что им сообщают через цены и посредством возможностей трудоустройства. Те, кто понимает действия ФРС, могут лучше прогнозировать или предвидеть возможные последствия, но экономические системы сложны. Мы все реагируем на окружающие нас механизмы ценообразования, и ничьи знания не близки к идеалу; это и есть претензии знаний. Совокупное знание миллионов людей передается посредством цен, которые в конечном итоге являются функцией постоянно меняющихся предпочтений людей, из которых и состоит экономика.

Люди, по сути, обладают ограниченными знаниями. То же самое, безусловно, верно в отношении центральных банков. В случае с денежно-кредитной моделью центрального банка, двенадцать (или около того) человек определяют, как и когда создавать миллиарды, если не триллионы долларов. Тот факт, что они обладают изначально ограниченными знаниями, их не останавливает. Вне зависимости от того, насколько благими являются намерения или насколько знания обширны, следствием является искажение фундаментального механизма (то есть механизма ценообразования), объединяющего знания, которыми обладает рынок в целом. Для всех, кто полагается на доллар как на единицу расчета и на механизм передачи экономических компромиссов, сама основа меняется непредсказуемым образом, и незаметно для большинства его участников. Искаженные ценовые сигналы постепенно передаются через миллионы рынков, влияя на решения, принимаемые сотнями миллионов человек, и основной причиной искажения является центральный механизм, диктующий денежно-кредитную политику.

И даже если кто-то и решит, что активное управление денежной массой в итоге приведет к положительному эффекту, Биткоин теперь работает параллельно традиционной экономической системе: децентрализованная система против централизованной. Денежная политика на основе консенсуса против денежно-кредитной политики центрального банка. В то время как денежная масса современной системы меняется непредсказуемым образом, сеть Биткоина работает безупречно с известным предложением и с предсказуемой скоростью изменения. Это больше не философские или экономические дебаты, теперь существуют две конкурирующие системы, и последнее слово теперь за открытым рынком. Хотя Биткоин может быть сложным и сам предмет денег может быть не совсем очевиден, недостатки существующей системы не вызваны появлением Биткоина. 17 триллионов долларов в облигациях с отрицательной доходностью должно быть достаточным свидетельством, и оно существует только как прямое следствие денежно-кредитной политики центрального банка. В конечном счете, валюты, которые поддерживают нашу нынешнюю систему, станут выпускным клапаном, потому что центральные банки будут вынуждены увеличивать денежную массу, чтобы поддерживать то, что в противном случае было бы неустойчивой кредитной системой.

С учетом того, что современная система координируется центральными банками, единственное, в чем можно быть уверенным, это то, что денежная масса будет изменяться непредсказуемым образом. В случае с Биткоином каждый желающий может проверить предложение и прогнозируемую скорость изменений. Запустив полную Биткоин ноду, каждый может проверить количество биткоинов в обращении и количество новых биткоинов, выпущенных в каждом блоке. Каждый может проверить эту информацию, не будучи обязанным никому доверять. Вот как работает Биткоин. Каждая нода не только проверяет информацию; она также подтверждает информацию независимым образом. Осуществление денежной политики Биткоина проходит децентрализованным образом всеми нодами сети. Каждый может точно рассчитать в какой момент времени будут решены новые блоки и когда изменится скорость выдачи. Тот факт, что каждый может проверять и подтверждать объем денежной массы вне зависимости от номинальной суммы, укрепляет доверие к денежной системе. Это (укрепление доверия) происходит каждые 10 минут, 6 раз в час, 144 раза в день, 4320 раз в месяц, 52 560 раз в год, с каждым подтвержденным Биткоин блоком. Денежная система укрепляется, поскольку участники рынка подтверждают, что денежная политика бесперебойно осуществляется каждые десять минут.

Поставка и скорость выпуска проверены на четырехлетнем ноутбуке Apple (поставка: 17 988 755; блочная субсидия = 12,5 Биткоин или 1,250,000,000 сатоши)

Фиксированный выпуск не имеет большого значения в случае отсутствия доверия к его обеспечению. Любой желающий может скопировать архитектуру Биткоина и его кодовую базу. Авторитетность денежных свойств Биткоина не может быть скопирована. Механизм консенсуса, который управляет Биткоином, является основой заслуженного им доверия и того, что в конечном итоге отличает Биткоин от конкурентов. Даже если кто-то не будет убежден в том, что валюта с фиксированным предложением будет лучше передавать информацию через свой механизм ценообразования, это не будет иметь никакого значения. Биткоин доверяет свою денежную политику механизму консенсуса. В то время, как максимальное количество биткоинов практически ограничено 21 миллионом, оно, в конечном счете, определяется консенсусом всех тех участников сети, которые считают Биткоин валютой.

Если рынок (который, несомненно, обладает бóльшим объемом информации, чем какой-либо отдельный участник) коллективно определил, что вместо применения фиксированного предела будет целесообразно изменить график поставок, это теоретически возможно. Тем не менее, рынок должен прийти к подавляющему консенсусу, чтобы осуществить это изменение, и практически говоря, децентрализованная сеть рациональных экономических субъектов не сформирует подавляющего консенсуса в пользу обесценивания собственной валюты. Денежная политика Биткоина достаточно гибкая, чтобы измениться, но это невозможно сделать в обход согласия подавляющего большинства. Биткоин в конечном итоге представляет собой контраст между монетарной политикой путем консенсуса и монетарной политикой центрального банка. Объем информации, которым обладает механизм консенсуса на рынке, всегда будет превосходить объем информации, доступный горстке (хоть и влиятельных) людей, поэтому Биткоин превосходит традиционную систему на всех этапах.

Биткоин не пирамида

Итак, нет, Биткоин — это не пирамида. Это не продукт подозрительной компании, продвигающей тактику агрессивных продаж. Он не торгует никаким бесполезным потребительским товаром с огромным предложением, где компенсация напрямую зависит от присоединения к схеме новых участников. Биткоин — это деньги, и его предложение ограничено. Неважно, сколько людей принимает Биткоин; с распространением тот же ресурс распределяется между все бóльшим количеством людей, и в среднем все больше людей контролирует все меньшую долю сети. Его ценность увеличивается вследствие принятия функции, а принятие растет, потому что его денежные свойства превосходят таковые у конкурентов. Биткоин имеет фиксированное предложение, график его поставок предсказуем, а его денежная политика регулируется и подкреплена консенсусом. В силу своего неизменного предложения, механизм ценообразования Биткоина не поддается манипуляциям и не может быть искажен. Все вокруг Биткоина меняется, но неизменное предложение Биткоина постоянно. Поскольку предложение Биткоина фиксировано и им нельзя манипулировать, он в конечном итоге станет самым надежным механизмом ценообразования в мире и, следовательно, самой обширной системой распространения знаний.

Биткоин дает нам это обещание. Его распространение продолжится только в том случае, если он будет полезным для тех, кто его принимает. Сегодня и в будущем его польза по-прежнему будет заключаться в способности надежно хранить накопления в денежной среде, которая не может быть обесценена. Когда люди заявляют, что Биткоин может стать “больше, чем интернет”, это, как правило, не линейное сравнение. Это, скорее, сравнение, основанное на идее, что суверенная форма денег, не поддающаяся манипуляции, обладает потенциалом стать одним из величайших когда-либо изобретенных инструментов свободы. Успех Биткоина не гарантирован, но в случае успешного выполнения своего обещания он будет способствовать более эффективной и более мирной координации между людьми во всем мире. В конце концов, Биткоин является средством коммуникации. Это — функция денег. Биткоин просто предоставляет альтернативную, никем не контролируемую систему, работающую на децентрализованной основе. Именно отсутствие контроля и отсутствие централизованного управления позволит Биткоину накапливать и передавать знания более эффективным образом, чем любая ранее существовавшая денежная среда. Текущая волатильность является ни чем иным, как логическим путем ценообразования, в силу экспоненциального распространения с течением времени и по мере того, как мы приближаемся к будущему состоянию абсолютного распространения.

“Многие из величайших достижений человества не являются ни результатом сознательно направленного мышления ни, тем более, продуктом сознательно скоординированных усилий большого колитества людей, а процессом, в котором человек играет роль, которую он никогда не может полностью осознать. Они превосходят любого индивида, потому что они являются результатом более обширной комбинации знаний, чем может овладеть отдельный ум”. — Хайек, “Контрреволюция науки

*  *  *

На следующей неделе: Биткоин невозможно запретить

Представленные взгляды принадлежат исключительно мне, а не Unchained Capital или моим коллегам. Спасибо Филу Гигеру и Адаму Цагурнису за рецензирование и за ценную обратную связь.

Чтобы подписаться на еженедельные выпуски “Постепенно, затем внезапно”, нажмите здесь.

Не пропусти новые публикации

Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных

tony@bitcoin-translated.ru