Биткоин не может быть забанен

Перевод статьи Паркера Льюиса от 8 ноября 2019г. в рамках серии “Постепенно, затем внезапно

Идея о том, что правительства каким-то образом могут запретить Биткоин, является последней стадией скорби, непосредственно перед его принятием. Следствием заявления о запрете Биткоина является признание того, что Биткоин “работает”. По сути, это заявление означает, что Биткоин работает настолько хорошо, что он способен нести угрозу действующим государственным монополиям на эмиссию денег, и в этом случае правительства будут его регулировать с целью устранения этой угрозы. Расценивайте утверждение о запрете Биткоина правительствами, как условный аргумент. Функционален ли Биткоин в качестве денег? Если нет, правительствам нечего запрещать. Если да, то правительства попытаются запретить Биткоин. Таким образом, опорная точка для этой линии критики предполагает, что Биткоин функционален как деньги. Соответственно возникает вопрос, может ли государственное вмешательство увенчаться успехом в виде краха Биткоина, функционирующего до этого вмешательства.

В качестве отправной точки, любой, кто пытается понять, как, почему, и работает ли вообще Биткоин, должен оценить вопрос независимо от последствий государственного регулирования или вмешательства. Хотя Биткоин, несомненно, должен будет сосуществовать с различными режимами регулирования, представьте себе, что правительств не существует. Будет ли Биткоин сам по себе функционировать как деньги, оставь мы его на свободном рынке? Это неизбежно приведет к ряду глубоких вопросов. Что такое деньги? Какие свойства средств делают их лучшей или худшей формой денег? Разделяет ли Биткоин эти свойства? Является ли Биткоин, основываясь на его свойствах, лучшей формой денег? Если окончательный вывод заключается в том, что Биткоин не функционален в качестве денег, последствия государственного вмешательства не имеют значения. Однако, если Биткоин функционален в качестве денег, тогда вопрос становится предметом для дебатов, и любому, кто рассматривает вопрос, понадобится эта основа в качестве базового уровня для оценки, возможно ли на самом деле запретить Биткоин.


По своей сути Биткоин существует вне государств. Но Биткоин находится не только вне контроля правительств, он функционирует, не подвергаясь при этом координации какими-либо центральными третьими сторонами. Он глобальный и децентрализованный. Любой может получить доступ к Биткоину на не требующей разрешения основе, и чем более глобальным он становится, тем сложнее становится его цензурировать. Архитектура Биткоина построена практически специально для того, чтобы противостоять любым попыткам правительств его забанить. Это не означает, что правительства во всем мире не будут пытаться регулировать, облагать налогом или даже запрещать его использование. Конечно, будет иметь место борьба с распространением Биткоина. ФРС и Казначейство (и их коллеги по всему миру) не собираются просто сложить оружие, поскольку Биткоин все сильнее угрожает монополиям государственных денег. Однако, прежде чем опровергнуть идею о том, что правительства могут напрямую запретить Биткоин, сначала поймите как на фоне данного заявления будет выглядеть сам посланник.

Прогрессия отрицания и стадии скорби

Повествование скептика постоянно меняется с течением времени. Первый этап горя: Биткоин никогда не добьется успеха — он ничем не подкреплен. Он — ни что иное, как современная тюльпаномания. С каждым циклом хайпа ценность Биткоина резко возрастает, а затем следует коррекция, часто пропагандируемая скептиками как крах. Но Биткоин не исчезает, и в каждом случае он находит поддержку на уровнях выше, чем при предыдущих волнах распространения. История о тюльпанах сходит на нет, и скептики переходят к более нюансированным вопросам, вновь ударяясь в дебаты. Следует вторая стадия скорби: Биткоин не совершенен как валюта. Он слишком волатилен, чтобы быть деньгами или он слишком медленный, чтобы быть платежной системой, или он не может масштабироваться, чтобы удовлетворить все платежи в мире, или зря тратит энергию. Список можно продолжать. Этот второй шаг — продолжением отрицания, и это отрицание является значительным отступлением от основной идеи, что Биткоин — не что иное, как ничто.


Несмотря на предполагаемые недостатки, ценность сети Биткоин со временем продолжает расти. Каждый раз, когда он не умирает, он становится сильнее. Пока скептики заняты выявлением недостатков, Биткоин не дремлет. Увеличение стоимости обусловлено очень простой динамикой рынка: больше покупателей, чем продавцов. Вот и все; и это и есть функция растущего распространения. Все больше и больше людей выясняют, почему существует фундаментальный спрос на Биткоин и почему/как он работает. Это то, что создает долгосрочный спрос на Биткоин. По мере того, как все больше людей все больше и больше требуют его как средство сбережения, ответа в виде повышенного предложения не следует. Будет выпущен всего 21 миллион биткоинов. Независимо от того, сколько людей требует Биткоин, сторона предложения полностью фиксирована и неэластична. Поскольку скептики продолжают выкрикивать те же самые уже надоевшие строки, толпа продолжает отфильтровывать шум и требовать Биткоин в силу преимуществ его денежных свойств. И никто не осведомлен об аргументах против Биткоина лучше, чем сами участники Биткоин-сети.

Биткоин FUD (Fear, Uncertainty & Doubt — Страх, Неопределенность и Сомнение) кости версии 1 и 2, предоставленные Ником Картером.

Отчаяние нарастает, и дискуссия вновь разгорается. Повествование предсказуемо изменяется. Оно уже не о том, что Биткоин ничем не подкреплен и не функционален как валюта; вместо этого, дебаты сосредотачиваются на регулировании и органах управления. На последнем этапе скорби разговор о том, что Биткоин работает слишком хорошо, и, как следствие, правительство никогда не допустит его развития и не запретит его использование. Правда? Итак, человеческая изобретательность каким-то образом заново создает деньги в технологически превосходной среде, последствия данного изобретения ошеломительны; и правительство каким-то образом собирается это запретить? Признайте, что скептики, утверждающие подобное, признают, что потерпели поражение. Это предсмертные всхлипы в продолжение серии несостоятельных аргументов. Скептики одновременно признают, что существует фундаментальный спрос на Биткоин, а затем обращаются к необоснованному убеждению, что правительства могут запретить его.


Подумайте вот о чем. Когда именно правительства развитых стран действительно вмешаются и попытаются запретить Биткоин? Сегодня ФРС и Казначейство не рассматривают Биткоин как серьезную угрозу господству доллара. В их коллективном сознании Биткоин — маленькая милая игрушка, не функционирующая как валюта. В настоящее время сеть Биткоин имеет общую покупательную способность менее 200 миллиардов долларов. Золото, с другой стороны, обладает покупательной способностью около 8 триллионов долларов (в 40 раз больше Биткоина), а широкая денежная масса долларов (М2) составляет приблизительно 15 триллионов долларов (в 75 раз больше Биткоина). Когда ФРС или Казначейство начнут принимать Биткоин всерьез? Когда все монеты в совокупности будут представляет 1 триллион долларов покупательной способности? 2 триллиона? 3 триллиона? Сами выбирайте сумму, которая вам по душе, но суть в том, что прежде, чем правительственные власти станут рассматривать его как надежного конкурента или угрозу, он к тому времени будет гораздо более ценным и будет храниться гораздо большим количеством людей во всем мире.

Президент Трамп и министр финансов Мнучин о Биткоине (2019)

Таким образом, логика скептиков такова: Биткоин не работает, но если он и работает, то правительство его запретит. Но до тех пор, пока не станет очевидным то, что Биткоин — угроза, правительства в свободном мире не будут пытаться запретить его. Тем временем Биткоин станет более ценным и, несомненно, запретить его будет сложнее, поскольку им будет пользоваться гораздо больше людей в гораздо большем количестве мест. Поэтому не обращайте внимания на основные принципы и асимметрию, присущую событию глобальной монетизации, потому что в случае, если вы окажетесь правы, правительство вмешается с целью регулировать существование Биткоина. На какой стороне ограждения хотел бы оказаться здравомыслящий субъект экономической деятельности? На той, где он владеет денежным активом, стоимость которого настолько резко возросла, что угрожает глобальной резервной валюте, или на обратной? Предполагая, что человек обладает знаниями, чтобы понять, почему владение является фундаментальной возможностью (причем все более вероятной), какая из позиций является более оправданной и логичной? Сама по себе асимметрия диктует первый вариант, и любое фундаментальное понимание спроса на Биткоин только укрепляет ту же позицию.

Но Биткоин не может быть забанен

Подумайте, что на самом деле представляет собой Биткоин, а затем, что будет означать запрет Биткоина. Биткоин представляет собой преобразование субъективной стоимости, созданной и обмененной в реальном мире, на цифровые ключи. Проще говоря, это преобразование времени, потраченного человеком в деньги. Когда кто-то запрашивает биткоин, он при этом отказывается от какого-либо другого товара, будь то доллар, недвижимость, автомобиль, продукты питания и т. д.. Биткоин представляет собой денежные сбережения, которые обеспечиваются альтернативными издержками других товаров и услуг. Запрет Биткоина бросал бы вызов самым основным свободам, которые сам Биткоин призван обеспечивать и сохранять. Представьте себе реакцию всех сторонников Биткоина: “Что ж, это было весело, инструмент, который, по словам экспертов, никогда не сработает, теперь работает слишком хорошо, и те же эксперты и власти говорят, что мы больше не можем его использовать. Расходитесь по домам. Шоу окончено, господа”. Полагать, что все, принявшие Биткоин с целью достижения финансовой свободы и суверенитета, которые он предоставляет, внезапно прогнулись бы и приняли окончательное посягательство на эту свободу, не рационально.

“Деньги — один из величайших инструментов обретения свободы, когда-либо изобретенных человеком. Именно деньги открывают теперь перед бедными гораздо большие возможности, чем несколько поколений назад были открыты перед богатыми…” — Ф.А. Хайек

Правительствам не удавалось успешно запретить потребление алкоголя, употребление наркотиков, покупку огнестрельного оружия или владение золотом. Правительство может незначительно ограничить доступ или даже сделать владение незаконным, но оно не может заставить что-то ценное, требуемое широкой и разрозненной группой людей, волшебным образом исчезнуть. Когда в 1933 году США сделали право частной собственности на золото незаконным, золото не потеряло своей ценности и не исчезло как денежное средство. Оно фактически увеличилось в стоимости по отношению к доллару, и всего тридцать лет спустя запрет был снят. Мало того, что Биткоин представляет собой более ценное предложение относительно любого другого товара, который какое-либо правительство когда-либо пыталось запретить (включая золото); в силу природы Биткоина его также гораздо сложнее запретить. Биткоин является глобальным и децентрализованным. Он не имеет границ и защищен нодами и криптографическими ключами. Акт о запрете Биткоина потребует запрета на запуск программного кода, написанного в отрытом ПО и запрета трансляции цифровых подписей (созданных с помощью криптографических ключей) через интернет. И это должно будет координироваться во многих юрисдикциях. Проблема в том, что нет способа узнать, где на самом деле находятся ключи, или предотвратить появление новых нод в разных юрисдикциях. Если оставить в стороне конституционные вопросы, было бы технически невозможно принудительно и эффективно запретить Биткоин.

Концентрация Биткоин-нод по странам (earn.com)

Даже если бы все страны G-20 в унисон согласовали запрет на Биткоин, это бы его не остановило. Вместо этого это стало бы fait accompli для фиатной системы. Это убедило бы массы в том, что Биткоин является грозной валютой, и привело бы к глобальной и безнадежной игре в “поймай крота”. У Биткоина нет центральной точки уязвимости; Биткоин-майнеры, ноды и ключи распространены по всему миру. Каждый аспект Биткоина децентрализован, поэтому использование нод и управление ключами являются ключевыми аспектами Биткоина. Чем больше ключей и чем больше нод, тем более децентрализованным и устойчивым к атаке становится Биткоин. Чем больше юрисдикций, в которых существует майнинг, тем меньший риск представляет любая юрисдикция для функции безопасности Биткоин-сети. Скоординированная атака на государственном уровне будет способствовать укреплению иммунной системы Биткоина. В конечном итоге это ускорит переход от устаревшей финансовой системы (и традиционных валют) и послужит толчком для инноваций в экономической системе Биткоина. С каждой очередной угрозой Биткоин вводит новшества для противостояния угрозе. Скоординированная атака на государственном уровне не станет исключением.

Инновации на глобально децентрализованной, не требующей разрешения основе являются причиной того, что каждая атака делает Биткоин сильнее. Именно вектор атаки вынуждает Биткоин внедрять новшества. Это невидимая рука Адама Смита на стероидах. Отдельные участники могут полагать, что их мотивирует более глобальная цель, но в действительности полезность, заложенная в Биткоине, создает достаточно мощную структуру стимулов для обеспечения его функционирования. Личные интересы миллионов, если не миллиардов никем не управляемых индивидов, связанных их личной и коллективной потребностью в деньгах, стимулируют не требующие разрешения инновации на базе Биткоина. Сегодня это может показаться крутой новой технологией или привлекательными портфельными инвестициями, но даже не смотря на то, что большинство людей еще не признают этого, Биткоин является необходимостью. Он необходимость, потому что деньги необходимы, а традиционные валюты в корне испорчены. Два месяца назад рынки репо в США обрушились, и ФРС быстро отреагировала на это увеличением предложения собственной валюты на 250 миллиардов долларов, и это еще не конец. Именно поэтому Биткоин является необходимостью, а не роскошью. Когда инновация оказывается первой необходимостью для функционирования экономики, нет никаких правительственных сил, способных остановить ее распространение. Деньги — это базовая необходимость, и Биткоин представляет собой постепенные изменения инноваций в глобальной конкуренции за деньги.


Более того, любая попытка запретить Биткоин или жестко регулировать его использование в любой юрисдикции принесет непосредственную пользу конкурирующей юрисдикции. Стимул отказаться от любых скоординированных усилий по запрету Биткоина был бы слишком велик, чтобы поддерживать такое соглашение между юрисдикциями. Если Соединенные Штаты завтра сделают владение биткоинами незаконным, замедлит ли это распространение, разработку и внедрение Биткоина и приведет ли это к тому, что стоимость сети будет периодически снижаться? Вероятно. Остановит ли это Биткоин? Нет. Биткоин представляет собой самую мобильную столицу в мире. Страны и юрисдикции, предоставляющие нормативную определенность и устанавливающие наименьшее количество ограничений на использование Биткоина, окажутся в значительном выигрыше от притока капитала.

Запрет Биткоина сквозь призму дилеммы заключенного

На практике дилемма заключенного неоднозначна. Она многогранна, в ней участвуют многочисленные юрисдикции, все с конкурирующими интересами, что делает любые попытки успешно запретить Биткоин гораздо менее вероятными. Человеческий капитал, физический капитал и денежный капитал будут поступать в страны и юрисдикции с наименьшими ограничениями в отношении Биткоина. Это может произойдет не в одночасье, но страна, пытающаяся запретить Биткоин, порываясь нанести ущерб сети, сама причиняет себе вред. Это не значит, что страны не будут пытаться. Индия уже пыталась запретить Биткоин. Китай пытался жестко ограничить его использование. Другие в долгу не останутся. Но каждый раз, когда страна предпринимает действия по ограничению использования Биткоина, это фактически приводит к непреднамеренному эффекту содействия его распространению. Попытки запретить Биткоин являются чрезвычайно эффективным маркетинговым инструментом для самого Биткоина. Биткоин существует как устойчивая к цензуре форма денег, не подконтрольная государству. Он предназначен для существования вне государства. Попытки запретить Биткоин просто служат укреплению причины его существования и, в конечном счете, его ценностного предложения.

Единственный победный ход — играть

Запрет Биткоина - глупое дело. Некоторые попробуют; все потерпят неудачу. И именно попытки запретить Биткоин ускорят его принятие и распространение. Они будут подобны ветру, с неимоверной скоростью разжигающему лесной пожар. Помимо этого они также сделают Биткоин сильнее и надежнее, что придаст ему еще больший иммунитет к атакам и усилит его антихрупкость. И в любом случае, уверенность в том, что правительства запретят Биткоин в случае, если он станет реальной угрозой для глобальных резервных валют, не является рациональной причиной, чтобы списывать его в роли технологии сбережений со счетов. Это не только уступает в споре, что Биткоин жизнеспособен как деньги, но и игнорирует основные причины его жизнеспособности: децентрализация и устойчивость к цензуре. Представьте себе, что вы понимаете величайший секрет в мире, но в страхе пред правительством не извлекаете выгоду из асимметрии и потенциала, которые предоставляет Биткоин. Скорее всего, либо кто-то понимает почему Биткоин работает и что он не потерпит крах перед правительством, либо изначально имеет место пробел в знаниях о том, как Биткоин способен функционировать. Начните с понимания основ, а затем примените их в качестве фундамента для оценки любого потенциального риска, связанного с будущим государственным вмешательством или регулированием. И никогда не списывайте со счетов значение асимметрии; единственный победный ход — играть.

В следующем выпуске: Биткоин не для преступников (… он для всех)

Представленные взгляды принадлежат исключительно мне, а не Unchained Capital или моим коллегам. Спасибо Филу Гигеру за рецензирование и за ценную обратную связь.

Чтобы подписаться на еженедельные выпуски “Постепенно, затем внезапно”, нажмите здесь.

Не пропусти новые публикации

Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных

tony@bitcoin-translated.ru