Перевод статьи Друва Бансала от 8 марта 2021 г.

Это третья часть из серии моих спекуляций о гипербиткоинизированном будущем. В первой части мы определили Первый Закон Биткоин-астрономии и описали, как он приводит к появлению новых блокчейнов по мере того, как человечество покоряет Солнечную систему. Во второй части мы описали Второй Закон, в соответствии с которым появляются многоуровневые блокчейны размером с Солнечную систему и даже простираются за ее пределы, хешируя невероятные объемы энергии в космических временных масштабах.


Хотя мы и обсуждали межзвездные колонии и блокчейны, в частях I и II мы сосредоточись на нашей Солнечной системе и знакомых нам видах жизни. В третьей части мы расширим нашу перспективу, включив в нее всю галактику и другие виды и цивилизации, которые также имеют полное право называть ее домом.


Мы начнем с предупреждения об опасностях обобщения цивилизаций, учитывая, что в качестве отправной точки мы имеем только нашу собственную. Тем не менее, мы продолжим наши рассуждения и предположим, что инопланетяне, в случае, если они существуют, скорее всего, разработают свои собственные блокчейны. Наша галактика может быть наполнена технологичными, коммуницирующими и доказавшими свою работоспособность инопланетными цивилизациями.


Что произойдет, когда мы обнаружим заголовки их блоков?

Зеркало универсальности

“Возможно, наиболее ценной частью [этих] необычных [домыслов] станет зеркало, отражению в котором мы косвенно противопоставляем себя... когда пытаемся задать себе вопрос "Каким будет будущее?" — ФИЛИП МОРРИСОН, ПРОФЕССОР ФИЗИКИ, МАССАЧУСЕТСКИЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ (ИСТОЧНИК).

Наши спекуляции о внеземной жизни всегда ограничены собственным пониманием самих себя. Максима НАСА по поиску жизни в нашей Солнечной системе — "Следуй за водой" — предполагает, что любая жизнь требует жидкой воды, потому что это верно для каждой формы жизни на Земле.


Аналогичным образом, наши спекуляции о чужих цивилизациях основаны на нашей собственной культуре, технологиях и историии. Поиск Внеземного Разума (SETI) предполагает, что инопланетяне посылают нам сигналы, потому что мы сами хотим быть услышаны. SETI прислушивается к узкополосным радиосигналам, потому что именно таким образом мы общаемся здесь, на Земле.


Мы не можем отбросить наши предубеждения, но мы можем усмирить их, зная, что инопланетная жизнь и цивилизации, если они существуют, должны действовать по общим правилам нашей общей вселенной. Если мы хотим избежать антропоморфизма, мы должны определить общие принципы — свойства, которые могут характеризовать жизнь и цивилизацию, где бы они ни имели место быть.


К сожалению, размер нашей выборки единственной биосферы с одной (молодой?) цивилизацией затрудняет определение таких общих принципов. Хотя вся жизнь на Земле имеет одну и ту же биохимию на основе жидкой воды, это не является гарантией того, что жизнь в других местах должна следовать тому же принципу. И хотя радиоволны являются естественной технологией межзвездной связи, не исключено, что наша цивилизация — единственная, их использующая. Огромные масштабы Вселенной и огромная вариативность, которую она потенциально содержит, означают, что нет таких вселенных, которые характеризовали бы жизнь и цивилизацию.


Мы можем быть совершенно одиноки во Вселенной — быть временной статистической случайностью в производстве энтропии, не нуждающейся ни в объяснении, ни в цели. Или, возможно, Вселенная полна жизни, непостижимой для наших познаний в физике и биологии; существа, которых мы не можем понять, переживают реальности, которые мы не можем себе представить.

"Когда вы смотрите в зеркало, вы видите не инопланетянина, а универсальное отражение себя." - Джон Апдайк о SETI. [Источник]

Таким образом, рассуждения об универсальных свойствах жизни и цивилизации — это своеобразное зеркало, отражающее как нас, так и нашу цивилизацию. Отражение, которое мы видим, может рассказать нам о самих себе больше, чем о пришельцах.

Жизнь повсеместна

Но это не значит, что у нас нет объективной основы, на которой можно начинать строить наши домыслы.


Записи об окаменелостях подтверждают, что простая жизнь началась на Земле почти сразу после охлаждения нашей планеты. Либо жизнь может быстро эволюционировать из материи, либо она уже была неподалеку, ожидая поселения на нашей планете. Жизнь на Земле также перенесла несколько массовых вымираний, вызванных геологическими процессами, обратной биологической связью и столкновениями с астероидами. Это означает, что глобально жизнь не является хрупкой; там, где условия благоприятны, она продолжается.


Астробиологи все сильнее убеждаются, что условия в большинстве случаев благоприятны для жизни. Водород, кислород, углерод и образуемые ими молекулы, поддерживающие жизнь, являются самыми распространенными веществами во Вселенной, и мы знаем, что в одной только нашей галактике есть миллионы, а потенциально и миллиарды каменистых планет, похожих на Землю, вращающихся вокруг звезд, схожих с нашим Солнцем.


Углеродная, простая форма жизни, вероятно, распространена в нашей галактике. Если мы позволяем себе предположить наличие других, более экзотических форм жизни, то жизнь должна быть только более повсеместной.


Простая жизнь, подобная найденной в этой гидротермальной системе в Даллоле (Эфиопия), вероятно, распространена во всей галактике. [Источник]

Так как жизнь — это активный процесс, она изменяет свою среду, издавая химические сигналы, спектры которых можно уловить на расстоянии световых лет. Насыщенная кислородом атмосфера Земли, поддерживаемая фотосинтезом, видна из любой точки галактики уже на протяжении миллиардов лет. Скоро мы запустим телескопы, способные измерять спектры планет с биосферами, подобными таковой у нашей планеты, вращающимися на орбите отдаленных звезд. Если простая жизнь повсеместна в нашей галактике, мы увидим доказательства этого в течение десятилетия.

Парадокс Ферми

Печальное зрелище. Если они заселены, представьте себе масштабы несчастья и глупости. Если они не заселены, что за пустая трата пространства. - ТОМАС КАРЛАЙЛ О ЗВЕЗДАХ

Но как насчет сложной жизни, такой, которая, как мы считаем, может развить интеллект и цивилизации?


Цивилизации, как и сама жизнь, являются активными агентами, преобразуя окружающую их среду и объявляя о своем присутствии в космосе с помощью методов, как предназначенных (сигналы и зонды), так и непреднамеренных (отработанное тепло). Традиционная мудрость астробиологии, подтвержденная десятилетиями бесплодных поисков SETI, заключается в том, что такие цивилизации не могут быть распространенными, какими бы обычными мы их ни считали, просто потому, что мы бы их уже заметили. Это противоречие между тем, насколько общей кажется жизнь, и отсутствием каких-либо (достоверных) доказательств инопланетного интеллекта время от времени называют Парадоксом Ферми.

Парадокс Ферми" предположительно появился в результате замечания, сделанного физиком Энрико Ферми во время обеденного разговора об инопланетянах. Галактика огромна и стара, и у интеллекта было немало возможностей для развития, так что "Где это все?". [Источник]

Парадокс Ферми совсем не парадокс. Простое, хоть и досадное, "решение парадокса" состоит в том, что наш интеллект — единственный в галактике.

Другое, более оптимистичное решение заключается в том, что мы просто не достаточно тщательно искали. Галактика необъятна, и мы потратили не так много ресурсов на поиск сигналов в ее просторах. Наша галактика может служить домом для тысяч инопланетных цивилизаций, находящихся на разных уровнях технологического развития, но при этом мы можем не замечать ни одну из них.


Это лишь два самых простых решения. Есть множество других, от мрачных (саморазрушение — это природа цивилизации) до ужасающих (старшие, хищные цивилизации истребляют все более молодые) и причудливых (наша Солнечная система — межзвездный зоопарк).


Целый класс предлагаемых решений опирается на идею Великого Фильтра — того, что мешает материи развиваться в коммуникативные, технологические цивилизации. Великие фильтры — это эволюционные, социологические или технологические барьеры, которые многие или большинство форм жизни и цивилизаций никогда не преодолевают, объясняя тем самым, почему галактика столь молчалива. Примерами могут служить эволюция многоклеточной жизни, или интеллект, или способность выживать в условиях экспоненциального роста населения и деградации окружающей среды в силу индустриальных революций.


Космическая социология

Решения парадокса Ферми часто содержат общие заявления о мотивах и поведении всех возможных внеземных цивилизаций, однако у нас нет никаких примеров цивилизаций, кроме нашей собственной, так что же мы можем обобщить?


А обобщать нам нечего. Построение социологической теории внеземных цивилизаций посредством индуктивного процесса, основанного на научных данных, невозможно. Если мы хотим построить правдоподобные решения парадокса Ферми, мы должны использовать более дедуктивный метод.


В своем романе "Темный лес" писатель-фантаст Цысинь Лю дает название этому дедуктивному методу: "Космическая социология" (без сомнения, находящийся в той же плоскости, что и “Биткоин-астрономия”). Как объясняет один из персонажей, когда "конкретный предмет изучения, как таковой, отсутствует" и "исследования и эксперименты невозможны", то "конечный результат будет чисто теоретическим". Далее он описывает "аксиомы" (то, что мы бы назвали общими принципами), которые, по его мнению, характеризуют внеземные цивилизации.

Темный Лес Цысиня Лю может раскрыть больше о его авторе или американо-китайской политике, чем о парадоксе Ферми. [Источник]

Впредь обойдемся без спойлеров, но важно подчеркнуть, что умозаключения Лю о межзвездном обществе цивилизаций ведут к страшной развязке Парадокса Ферми. Это не наука; это убедительная научная фантастика, потому что выбранные автором общие признаки являют собой отражение нашей собственной цивилизации, узнаваемое, но туманное.


Предлагаемые решения парадокса Ферми часто представляют собой своего рода космическую социологию: выводы о поведении внеземных цивилизаций, основанные на возведении определенных аспектов нашей собственной цивилизации в ранг универсальных. Это не решения парадокса или проблемы, а интерпретации будущего человечества; размышления в зеркале универсальности.

Блокчейны универсальны

Что мы видим, взглянув в это самое зеркало? Понятно, что мы хотим видеть блокчейны. Но было бы скучно просто заявить, что блокчейны выступают в качестве общего признака технологических цивилизаций — мы должны каким-то образом обосновать это утверждение.


Биткоин возник на Земле из ряда фундаментальных технологий с целью решения координационных задач. Если подобные технологии и проблемы координации сами по себе универсальны, то блокчейны должны часто встречаться в силу эволюционной конвергенции.


Вновь посмотрев в зеркало, давайте обратим внимание на космическую социологию и начнем с более консервативных общих признаков. Частью предполагаемых технологически развитых цивилизаций, как правило, должны являться:


  1. Общество. Цивилизации состоят из отдельных индивидуумов, действующих из рациональных корыстных интересов и располагающих несовершенной (не всеобъемлющей) информацией.

  2. Ограниченные ресурсы. Цивилизации ограничены в плане запасов материи и энергии.

  3. Отсутствие магии. Ни одна обсуждаемая цивилизация не обладает технологиями, которые на сегодняшний день для нас считаются невозможными (например, мгновенная связь или телепортация).


(1) означает, что мы не рассматриваем ульи или идеально согласованные между собой искусственные интеллекты — не потому, что они не могут существовать, а потому, что мы не можем в полной степени осознать их эволюцию или мотивацию.


Аналогичным образом (2) означает, что мы сбрасываем со счетов цивилизации, такие как Федерация Звездного Пути, где репликаторы могут создавать все, что угодно, и где деньги не имеют ценности, потому что единственной истинно редкой вещью является капитанское кресло.


С другой стороны, вне зависимости от того, насколько развиты технологии или культура той или иной цивилизации, в соответствии с (3) они должны играть по тем же правилам, по которым играем мы. Их ресурсы должны быть ограничены, а амбиции — безграничны. Как и мы, они должны, тем не менее, разработать механизмы распределения редких ресурсов среди конкурирующих лиц и между конфликтующими интересами.


Давайте разберемся, как консервативный выбор вселенных (1) - (3) ведет к конвергентной эволюции блокчейнов, подобных Биткоину в технологически развитых цивилизациях.

В основе взаимодействия социальных видов лежат речь и деньги

Если мы когда-либо обнаружим внеземной сигнал, мы надеемся, что это будет сообщение, созданное такими же пользователями языка (в том или ином виде), как мы. В противном случае все, что этот сигнал сможет нам сообщить — это "Мы здесь и у нас есть передатчик".


На Земле развитие языка глубоко переплетается с эволюцией социальных видов, таких как человек. Одна из причин нашего предположения (1), что инопланетные цивилизации являются социальными видами, заключается в том, что мы считаем, что это делает их более склонными к развитию языка и желанию общаться с другими социальными видами.


Но социальные виды также склонны к использованию и модернизации денег. В эссе Ника Сабо “Shelling Out” автор прослеживает эволюционные связи между деньгами, сотрудничеством и конкуренцией в формирующихся человеческих обществах. Изобретение денег "позволило ранним современным людям решать проблемы кооперации, которые другие животные решить не могут". Если понимание денег повышает пригодность социальных видов, то, подобно языку, оно может быть общим признаком успешных социальных видов.


Как только деньги эволюционируют, они могут даже стать движущей силой развития языка. Одними из самых ранних известных примеров письменного человеческого языка являются шумерские глиняные жетоны и таблички, в которых отражены древние финансовые сделки и долги.

Глиняные таблички - это бухгалтерские книги (реестры), которые позволяют цивилизациям общаться на протяжении тысячелетий. Блокчейн — это реестр, который обеспечивает коммуникацию между цивилизациями на протяжении тысячелетий в бескрайних просторах космоса. [Источник]

Ранние деньги в инопланетных цивилизациях будут подвергаться такому же отбору, как и ранние деньги на Земле. Успех денег определяется экономикой, а не биологией их пользователей. Если инопланетная жизнь возникает главным образом на поверхности каменистых планет, то таких металлов, как золото, может быть сравнительно мало, что приведет к их использованию в качестве ранних денег на планетах всей галактики.


Но будут ли все цивилизации, использующие деньги, впоследствии также изобретать блокчейны через конвергентную технологическую эволюцию?

Основополагающие технологии универсальны

Это может произойти только в том случае, если основополагающие технологии для блокчейнов, такие как телекоммуникации, вычислительная техника и криптография, также являются универсальными.


Есть веские основания полагать, что телекоммуникации и вычисления являются универсальными разработками в любой технологической цивилизации. Социальные виды, расширяющиеся с целью охвата родной планеты или Солнечной системы, не смогут этого сделать без создания телекоммуникационных сетей. Вычисления необходимы для автоматизации крупных обществ и решения сложных проблем в контексте космической науки. Обе технологии тесно взаимосвязаны, и каждая из них извлекает выгоду из прогресса второй. Кроме того, цивилизации, не развивающие эти технологии, не смогут посылать или принимать сигналы, поэтому мы будем считать их приемлемыми признаками.


А как же криптография? Криптография возникла на Земле из необходимости хранить секреты. Люди, принадлежащие к социальному роду, скорее всего, будут хранить секреты, будь то для того, чтобы сотрудничать с другими или просто для того, чтобы сохранить собственную приватность. По мере того, как социальные виды будут развивать такие технологии, как письменная форма общения или коммуникационные сети, они будут разрабатывать методы безопасной передачи секретов. Если инопланетяне будут хранить секреты, они изобретут криптографию.

P != NP означает, что существуют вопросы, ответы на которые сложно найти, но легко проверить. Это позволяет использовать криптографические замки́ и ключи, на которые и опираются блокчейны. [Источник]

Особенности криптографии пришельцев могут отличаться от наших. Они могут не использовать эллиптические кривые или модульную арифметику, но многие компьютерные ученые и математики считают, что P != NP, что подразумевает, что вопросы с ответами, которые трудно найти, но легко проверить, будут существовать всегда. Технологические достижения (такие как квантовые компьютеры) могут облегчить поиск ответов на определенные классы вопросов, но никогда не появится машины или алгоритма, способных эффективно ответить на каждый вопрос. Это означает, что криптография универсальна.


Так что если инопланетные цивилизации будут использовать деньги и развивать телекоммуникации, вычисления и криптографию, то у них появятся необходимые предпосылки для изобретения блокчейнов. Но откуда нам знать, что в конце концов они не изобретут что-то лучшее?

Третий закон

Фундаментальным предположением этой серии является то, что доказательство работы (Proof of Work) блокчейнов, таких как Биткоин, являются оптимальной формой денег. Нет ничего лучше.


Блокчейны с "более изысканными" виртуальными машинами, которые "обходят" Proof of Work или используют "квантовую магию", не существуют или являются ничем иным как плохими идеями. Ограниченная скорость связи, энергозатраты на Proof of Work, а также длительные сроки создания блоков являются существенными характеристиками Биткоина и всех успешных блокчейнов.


Рассмотрим два закона, которые мы предложили в первой и второй частях этой серии:


Первый закон Биткоин-астрономии (или "закон хеш-горизонтов"): При постоянном хешрейте, по мере того, как майнер удаляется от центра хеша блокчейна, количество блоков, выигранных этим майнером, статистически стремится к нулю.


Второй закон Биткоин-астрономии (или “принцип хеш-запрета”): Дискретные физические и временны́е масштабы обеспечивают иерархические состояния, которые блокчейны должны занимать в порядке возрастания энергии и расстояния от Земли.


Первый закон подразумевает, что блокчейны ограничены скоростью света, что отражается в конечности их размеров, связанной с временем формирования блока. Но это ограничение побуждает отдаленные человеческие колонии строить свои собственные блокчейны и защищает их от агрессии со стороны действующих империй. Это стимулирует экспансию человеческого рода.


Аналогичным образом, Второй закон заставляет успешные блокчейны занимать дискретный спектр энергетических масштабов, размеров и местоположений. Это ограничение обеспечивает сотрудничество, а не конкуренцию между блокчейнами, политическими группами или индивидами разных масштабов, расположения и временны́х предпочтений. Дискретные блокчейны продвигают нашу цивилизацию вверх по шкале Кардашева, что является необходимым требованием для становления в качестве развитой космической цивилизации, способной колонизировать близлежащие звезды.


Ограничения Биткоина не являются сдерживающими факторами, вынуждающими цивилизации в конечном итоге развиваться и находить альтернативное решение, оставляя подобные решения в прошлом. Они являются фундаментальными движущими силами человеческого и инопланетного развития и инноваций.


Чужеродные виды, которые развивают язык, деньги, телекоммуникации, вычислительную технику и криптографию, также должны развить подобный Биткоину блокчейн посредством конвергентной эволюции. Затем они будут испытывать свою собственную версию гипербиткоинизации. Это также заставит их расширяться в рамках их Солнечной системы и подниматься по шкале Кардашева. Блокчейны универсальны, потому что вызванная гипербиткоинизацией экспансия повышает эволюционную пригодность вида.


Если взглянуть на жизнь в еще более широком масштабе, то она представляет собой процесс, при котором она увеличивает собственный внутренний порядок, используя свободные энергетические ресурсы. Жизнь прочна и повсеместна, потому что она термодинамически благоприятна: вырабатываемое ею отработанное тепло имеет более высокую энтропию, чем потребляемая энергия.


Виды, развивающие блокчейны, увеличивают внутренний порядок, потребление энергии и производство энтропии от планетарного масштаба до межзвездного. Это делает блокчейны также термодинамически благоприятными для адаптации.


Мы обобщаем эти выводы в Третьем законе Биткоин-астрономии, последнем в этой серии:


Третий закон Биткоин-астрономии (или "закон хеш-универсальности"): Блокчейны на основе алгоритма Proof-of-Work, такие как Биткоин, являются универсальной адаптацией среди общающихся технологических цивилизаций.


Дальнейшие рассуждения посвящены последствиям Третьего закона для SETI, первого контакта и парадокса Ферми.

Блокчейны являются сигналом

Предположим, что технологические цивилизации в нашей галактике достаточно многочисленны и долговечны, так что каждый из них должен рассчитывать на взаимодействие с несколькими другими в течение своего функционирования.


Подобно тому, как мы склонны предполагать, что инопланетные цивилизации знакомы с радиоволнами и ядерным синтезом, принятие Третьего закона означает, что мы должны исходить из того, что каждая из этих цивилизаций также знакома с блокчейнами и использует их.


Среди исследователей SETI существует общее убеждение, что если человечество действительно откроет для себя другую инопланетную цивилизацию или будет взаимодействовать с ней, то, скорее всего, эта цивилизация будет гораздо более технологически развитой, чем мы.


Сочетание этих идей приводит нас к предположению, что первым сигналом SETI, который обнаружит человечество, будет инопланетный блокчейн.

Человечество уже передало твердые деньги в космос. Инопланетяне сделают то же самое, за исключением того, что они пошлют не позолоченную пластинку, а блокчейн. [Источник]

Накамотовцы и Xenocoin

Предположим, что существует развитая (Типа 2.х по шкале Кардашева) инопланетная цивилизация, расположенная в нашей части галактики. Хотя мы, возможно, никогда не узнаем, как они себя называют на своих мириадах языков, мы будем называть их Накамотовцами.


Мы не знаем, управляется ли накамотовская цивилизация единым правительством, принадлежит ли одной культуре или даже состоит ли она из одного единственного вида, но мы знаем, что их задокументированная история описывает многие сотни тысяч лет.


Как и предполагалось Третьим законом, они давно изобрели свою версию Биткоина на планете в нескольких десятках световых лет от Земли, в то время, когда человечество еще изобретало язык. С тех пор они заселили многие звездные системы и построили множество блокчейнов звездного масштаба, таких как Solcoin.


Они даже построили межзвездную цепь с временем создания блока, равным столетиям, чтобы координировать действия всей своей цивилизации и инвестировать в самые долгосрочные проекты. Мы будем называть этот блокчейн Xenocoin. Xenocoin является основой взаимодействия Накамотовцев. Это самая большая, самая ценная цепь в их цивилизации, нацеленная на удовлетворение самых низких временны́х предпочтений. Во многих отношениях, это и есть их цивилизация.

Накамотовцы — самая развитая цивилизация в нашем уголке галактики. Они достигли, по крайней мере, II типа по шкале Кардашева и заселили несколько звездных систем, соединенных межзвездным блокчейном под названием Xenocoin. [Источник]

Накамотовцы давно знают о Земле. На протяжении большей части их истории мы были всего лишь еще одним из богатых кислородом, несущих жизнь миров на краю их цивилизации. Слишком отдаленный для поселения, слишком скучный для проведения исследований, и, скорее всего, уже населенный каким-то симианским или китообразным био-археологическим сомнительным интеллектом.


Но в последнее время самые близкие к Земле накамотовские поселения стали замечать некоторые свидетельства искусственных сигналов, исходящих из нашей Солнечной системы... И кто-то из них решил, что они должны послать нам сообщение. Что им стоит нам сказать?


В научной фантастике часто утверждается, что передовые цивилизации посылают послания-приветствия, иногда включающие в себя математические, изобразительные или, как в “Близких контактах третьей степени”, музыкальные сообщения. Мы уже сами посылали подобные сообщения, используя радиоволны и артефакты, прикрепленные к нашим космическим зондам.


Но мы не рассматриваем произвольных пришельцев из научной фантастики. Наши пришельцы — Накамотовцы. Какого рода сообщения они бы нам послали? Ответ может быть лишь один: твердые деньги, блоки и Xenocoin-транзакции.

Xenocoin-транзакции — обычное явление

Одна из причин, по которой Накамотовцы, скорее всего, пришлют нам Xenocoin, заключается в том, что блоки и транзакции Xenocoin уже являются одними из самых распространенных и мощных передач в их межзвездных сетях связи.


Архетипичные сообщения "Hello" первого контакта в научной фантастике происходят из старых цивилизаций и транслируются во всех направлениях через космос. Это космические маяки, приветствующие молодые цивилизации, вступающие в галактическое сообщество.


Но всенаправленное вещание в межзвездном масштабе обходится недешево, оно требует сотни триллионов ватт — во много раз больше энергии, чем использует сегодня вся наша цивилизация. Даже такие продвинутые общества, как накамотовцы, которые, возможно, могут позволить себе такие энергетические расходы, скорее всего, вместо этого выберут более эффективные методы коммуникации.

Сети межзвездной связи являются одноадресными, одноранговыми и не гарантируют доставку сообщений. Какие приложения вы могли бы построить на такой сети? [Источник]

Узкий направленный луч, такой как лазер, может передавать информацию на очень большие расстояния с гораздо меньшими затратами энергии, чем всенаправленный маяк. Компромисс заключается в том, что отправители должны направить этот луч в сторону предполагаемых получателей. Это однонаправленная, а не широковещательная связь.


Связь также требует, чтобы приёмники прослушивались в то время, когда сигналы поступают от отправителей. Поскольку время межзвездной передачи столь велико, отправители должны периодически ретранслировать сообщения, если они хотят убедиться в их получении.


Поэтому, если межзвездная коммуникация в масштабах и будет существовать, то она будет выглядеть как одноадресная, одноранговая сеть с частыми повторениями в силу отсутствия гарантий получения сигнала. Не каждое приложение совместимо с подобной сетевой архитектурой.


Но блокчейны, такие как Xenocoin, совместимы. Высокая доступность и возможность разбиения блокчейнов и их длительное время достижения консенсуса идеально подходят для межзвездных коммуникаций.


Накамотовцы передают блоки Xenocoin тысячелетиями в межзвездных коммуникационных сетях своей цивилизации. Транзакции Xenocoin являются наиболее важными и широко ретранслируемыми сообщениями в сетях накамотовцев.


Наша Солнечная система могла бы стать совместимой с коммуникационными сетями накамотовцев, передающих Xenocoin-транзакции, но мы, возможно, никогда не видели ни одного из этих сигналов, потому что ни один из них не был направлен непосредственно на нас (как минимум, в то время, когда мы пытались его уловить). Но из-за того, насколько они распространены, возможно, первым внеземным сигналом, когда-либо обнаруженным человечеством станет передача Xenocoin, которая даже не была нам адресована.

Накамотовцы заинтересованы в передаче Xenocoin

Но допустим, что мы не улавливаем случайного или даже ошибочного сообщения накамотовцев. Предположим вместо этого, что некоторые индивидуумы или группы накамотовцев преднамеренно решат послать сообщение человечеству. Почему это сообщение должно быть Xenocoin-транзакцией?


Блокчейн для накамотовцев есть то, что для нас, людей, является языком. Их общество, технологии и, возможно, сам их разум формировались блокчейнами в течение тысячелетий. Накамотовцы могли бы относиться к цивилизации, которая не открыла блокчейны, так же, как мы могли бы относиться к цивилизации, которая не познала язык (хотя, подобное едва ли можно вообще назвать цивилизацией).


Отправка Xenocoin-транзакции недавно обнаруженному виду и оценка реакции получателя может послужить накамотовцам способом измерить резонность дальнейшего общения и построения торговых отношений. Возможно, они даже не раз делали это в прошлом, отсылая сообщения другим видам, которые они открыли и впоследствии интегрировали в собственную цивилизацию.


Но даже если накамотовские ученые бесконечно интересуются человеческой цивилизацией (возможно, мы первая разумная инопланетная цивилизация, которую они нашли), они все равно, скорее всего, будут посылать нам Xenocoin-сообщения.


Это происходит потому, что чем больше цивилизаций узнают о Xenocoin, чем больше копий Xenocoin-блокчейна будет существовать, тем более безопасным и ценным будет сам Xenocoin. Накамотовцы хотят, чтобы мы использовали Xenocoin. Они мотивированы передавать Xenocoin-сообщения и даже тратить значительные средства, многократно и без какой-либо гарантии ответа: те самые качества, которые SETI ищет в такого рода сигналах.

Коммуникация = вычисления

Накамотовцы не посылают нам Xenocoin только в силу собственной жадности. Отправка Xenocoin является хорошей идеей, потому что оптимальным способом передачи межвидового сообщения может быть именно передача компьютера. Давайте обратимся к примеру сжатия данных, чтобы проиллюстрировать эту идею.


Общепринятый способ снизить стоимость передачи сообщения — это сжатие всех отправляемых данных. Компромисс заключается в том, что получатели должны суметь распаковывать полученные данные. Это требует от получателей наличия компьютерной программы, которая понимает, как изначально выполнялось сжатие.


Мы постоянно сжимаем и распаковываем данные “под капотом” нашего человеческого интернета. Но если инопланетная цивилизация хочет послать нам большое количество сжатых данных, как они могут убедиться, что у нас есть подходящая программа для распаковки? ZIP едва ли является стандартом на Земле, что уж говорить о всей галактике.


Они могли бы положиться на наши способности в реверс-инжиниринге алгоритма сжатия, но более простым методом была бы передача самой программы распаковки вместе со сжатыми данными. Но это только усложняет процедуру: как получателям запустить программу распаковки? Сможем ли мы загрузить ее в наши ноутбуки?!


Конечным решением является передача самого компьютера. Инопланетные отправители могут включить в свои сообщения (несжатые) спецификации правил для виртуальной машины. Виртуальные машины довольно простых конструкций могут выполнять произвольно сложные вычисления при условии правильного ввода.

Игра “Жизнь” — это виртуальная машина с чрезвычайно простыми правилами, которая, тем не менее, может выполнять произвольные вычисления. [Источник]

Для реализации подобной виртуальной машины получатели использовали бы свое собственное аппаратное и программное обеспечение, а затем передавали бы ей оставшуюся часть сжатого сообщения в качестве входных данных. В результате (будем надеяться) сообщение будет распаковано.


На этой стадии компьютерные эксперты должны испытать смесь заинтересованности и ужаса. С точки зрения программиста, проектирование программ для последующего их запуска инопланетянами — это потрясающе, и люди уже с удовольствием этим занимаются. Но с точки зрения инженера по безопасности, это звучит так, как будто инопланетяне просят нас установить и запустить Java из недостоверных источников.


Есть веские причины для беспокойства. Неразрешимость проблемы остановки означает, что единственный верный способ узнать предназначение компьютерной программы — это позволить ей запускаться до тех пор, пока она не потратит все свои ресурсы или не решит остановиться. Что если виртуальная машина, которую мы получим, окажется вредоносным ИИ? Некоторые исследователи считают, что "сложные сообщения должны быть уничтожены в случае потенциально рискованной ситуации", потому что они "не могут быть дезактивированы со стопроцентной уверенностью в успехе, и ... могут представлять собой экзистенциальную угрозу".


К счастью, не каждая виртуальная машина должна быть полной по Тьюрингу. Мы можем решить проблему остановки для виртуальных машин, представив достаточные ограничения. Мы можем доказать, что такие машины потребляют ограниченное количество ресурсов и запускают только фиксированные алгоритмы, такие как декомпрессия. Это поможет получателям доверять виртуальным машинам, даже если они не могут понять их инопланетных создателей.

Блокчейны — это точки Шеллинга

Но компрессия — это всего лишь простой пример более общей идеи о том, что ограниченные виртуальные машины — хороший способ общения разных видов. Блокчейны — это ограниченные виртуальные машины. Это еще одна причина, по которой накамотовцы пришлют нам транзакцию Xenocoin.


Если в сообщении содержится произвольная виртуальная машина, скажем, для распаковки данных (как в нашем примере выше), то вопрос о том, как интерпретировать выходные данные, все равно остается открытым. Даже если бы мы смогли найти способ структурировать эти данные как символическую, звуковую и/или визуальную информацию, как бы мы могли интерпретировать полученное?


В конечном счете, это проблема семиотики. Чтобы общаться на естественном языке, отправители и получатели должны делиться знаками, комбинациями символов (звуков, образов, жестов) и имеющими значение вещами — идеями и концепциями, такими как "Мы пришли с миром" или "Вот как построить варп-двигатель". Не стоит недооценивать сложность этой проблемы: кинолента "Прибытие" тратит значительную часть своего эфирного времени на освещение процесса понимания персонажами как интерпретировать инопланетные знаки.


Один из способов уменьшить сложность семиотической проблемы — ограничить область дискурса. Вместо того, чтобы иметь возможность обозначать любые возможные вещи, если предполагается, что знаки обозначают фиксированное число классов вещей, то их будет легче интерпретировать.

Ранние программы компьютерного языка ограничивали область дискурса. Что такое естественно ограниченная область дискурса для межвидового общения? [Источник]

Но накамотовцы не могут заранее сообщить нам, как ограничить нашу область дискурса, потому что мы не способны общаться друг с другом. Именно эту проблему мы и пытаемся решить! Каким-то образом, виды должны сходиться в одной области дискурса без предварительного общения. Должна существовать естественная точка Шеллинга, помогающая ограничить форму и предмет первоначального межзвездного разговора.


Выше мы говорили о том, что виртуальные машины — это естественный способ общения в пространстве, и поэтому они образуют структурную часть этой точки Шеллинга: сообщения — это программы. Но виды также должны сходиться на семантической части точки Шеллинга: для чего предназначена эта программа?


Ответ на этот вопрос дает Третий закон. Если все виды используют блокчейны, то блокчейны являются точкой Шеллинга в контексте семантики межзвездных программ. Накамотовцы будут посылать нам блокчейн Xenocoin, потому что они будут предполагать, что мы будем интерпретировать любое полученное сообщение как блокчейны — потому что они бы поступили именно так. Достигнув этой точки Шеллинга, достигаются три цели одновременно.


Во-первых, “блокчейн-толкователи” ограничены самой конструкцией блокчейна: скрипт Биткоина спроектирован так, чтобы останавливать все входные данные и потреблять ограниченное количество ресурсов. Предположение, что сообщениями первого контакта будут блокчейны, снижает риск, которому отправители просят получателей подвергнуться при внедрении виртуальных машин для интерпретации их сообщений.


Во-вторых, уменьшение объема дискурса до минимума концепций, необходимых для реализации блокчейна, значительно уменьшает семиотическую проблему. В то время как межзвездный блокчейн, такой как Xenocoin, значительно больше по масштабу и хешрейту, чем Биткоин, оба подчиняются одним и тем же принципам. Если какой-то символ, похоже, играет роль публичного ключа, то отправители могут с уверенностью предположить, что символом является именно публичный ключ.


Блокчейн-толкователи, такие как скрипт Биткоина, действительно содержат сложные криптографические алгоритмы (такие как хеширование посредством алгоритма SHA256 или подписи ECDSA) в виде примитивных опкодов (операционных кодов, или попросту команд). Эти алгоритмы вряд ли будут универсальными для всех цивилизаций или блокчейнов, но если отправители уже прикладывают виртуальную машину для интерпретации блокчейна, то они также могут прикрепить реализацию его криптографических опкодов. Это похоже на то, как основной дистрибутив программного обеспечения Биткоин включает индивидуальные криптографические процедуры параллельно своей виртуальной машине.


Наконец (и это самое важное), блокчейн-транзакции по своей природе непрозрачны ни для кого, кроме участников этого самого блокчейна. Они не содержат семантического содержания. Это избавляет получателей от необходимости интерпретировать смысл всего, записанного в блокчейн; нам просто нужно убедиться, что достоверность полученной информации проверена.


Если сообщение включает в себя и толкователя блокчейна, и его данные, то они могут быть использованы для перекрестной проверки, помогая в интерпретации. Конечным доказательством того, что получатели правильно понимают сообщение, является тот факт, что они подтверждают, что блокчейн Xenocoin соответствует правилам консенсуса Xenocoin.

Само сообщение и есть носитель информации 

Но блокчейн — это не просто доказательство успешной передачи, это самоподтверждающаяся история экономической деятельности цивилизации. Подобно тому, как древние шумерские глиняные таблички помогают нам понять шумерскую цивилизацию, блокчейн помогает нам понять цивилизацию, передающую соответствующее сообщение. Накамотовцы пришлют нам Xenocoin, потому что они хотят, чтобы мы их поняли.


Время формирования блока предоставляет получателю информацию о физическом масштабе цивилизации отправителя: время блока для планетарных блокчейнов исчисляется минутами, может достигать недель для звездных блокчейнов, и веков для межзвездных, таких как Xenocoin. Длинная временнáя шкала Xenocoin — это открытое приглашение: ее наличие указывает на то, что хеш-горизонт Xenocoin соответственно далек и достаточно велик, чтобы принять нас, если мы примем решение к нему присоединиться.


Удаленность хеш-горизонта в сочетании со временем создания блока говорит получателю о возрасте и экономической истории цивилизации отправителя. Являются ли они молодой цивилизацией типа I со звездным блокчейном, переживающим раннюю монетизацию? Или это продвинутая цивилизация типа II, такая как накамотовцы, с налаженным межзвездным блокчейном, подобным Xenocoin? По мере того, как мы будем измерять радиальную скорость отдаленных звезд через доплеровскую спектроскопию, мы будем измерять масштабы далеких монет через их HODL-волны.

Представьте себе график HODL-волн для межзвездного блокчейна с 500,000-летней историей. [Источник]

Объем блокчейна (работа, проделанной для его построения) предоставляет получателю информацию об экономике цивилизации отправителя. Несмотря на то, что один и тот же алгоритм виртуальной машины будет требовать разного количества реальной энергии в разных цивилизациях из-за разного уровня вычислительных технологий, цивилизация все равно может оценить, сколько будут стоить подобные вычисления и сколько энергии они смогут добыть, чтобы намайнить блоки, которые они видят в блокчейне другой цивилизации.


Любой сильный, повторяющийся, узкополосный искусственный сигнал, посылаемый нам накамотовцами, будет техносигнатурой — доказательством существования инопланетной цивилизации. Но блокчейн — это особый вид самоподтверждающейся техносигнатуры. Ее нельзя подделать, кроме как “оплатив астрономический счет”, и она сопровождается собственной встроенной интерпретацией. Блокчейн — это термодинамически подписанное, криптографическое доказательство положения цивилизации на шкале Кардашева.


Отправка нам Xenocin-транзакции — это способ для накамотовцев показать на что они способны.

Блокчейн как лингва франка

Первый контакт — это в той же степени встреча рынков, что и встреча племен или видов. Торговля является одной из главных движущих сил разведки, которая изначально подталкивает отдаленные племена к встрече. История торговли полна лингва франка, специализированных жаргонов, которые развиваются для облегчения торговли между племенами, общающимися на разных языках.


Разговор между человечеством и накамотовцами, происходящий в течение световых лет с целью достичь взаимопонимания, знаний и процветания, может занять тысячелетия. В течение этого периода Xenocoin будет служить лингва франка. Он будет поддерживать разговор до тех пор, пока обе стороны не выработают более подходящий общий язык, позволяющий более значимый обмен идеями, чем сделки и блоки.


Если нам повезет, накамотовцы будут готовы инвестировать в самообучение с целью ведения с нами более содержательных разговоров. Но накамотовцам может быть не до этого, или общение с нами может оказаться им попросту безразлично. Возможно, они устали созерцать многообещающе, молодые цивилизации, которые в итоге рушатся и канут в небытие. Они готовы послать нам Xenocoin, но, возможно, откажутся от дальнейших инвестиций в изучение нашего языка до тех пор, пока мы не докажем, что достойны этого.

Первый контакт

Предположим, что однажды человечество обнаружит сильный, повторяющийся, узкополосный сигнал от неизвестного накамотовского существа. Длинный и сложный сигнал, который будет содержать значительное количество бинарно закодированных данных. Впоследствии мы обнаружим, что это сообщение содержит блокчейн Xenocoin и спецификацию виртуальной машины. Как отреагирует наш вид?

Рост блокчейна

Третий закон утверждает, что все технологические цивилизации будут развивать собственный Биткоин, но это не исключает того, что одни цивилизации могут узнать о нем от других.


Поэтому давайте начнем с контрфактуального сценария: что, если бы человечество получило этот сигнал до того, как Сатоши Накамото изобрел Биткоин? Могли бы мы расшифровать подобный сигнал?


Очевидно, что если бы это было сотни лет назад, мы бы его не обнаружили и не смогли бы понять. Но давайте предположим, что сигнал был получен в 2005 году, за годы до появления Биткоина, но в тот момент в истории человечества, когда шифрование уже было широко распространено, а шифропанки уже экспериментировали с такими проектами, как HashCash, b-money, и bit gold.


Сатоши описал Биткоин на английском и с использованием знакомой математики, а также реализовал его с использованием распространенных языков программирования, однако большинству людей все еще сложно понять как работает Биткоин — многие даже не пытаются. Инопланетный блокчейн мог бы оказаться непостижимым.

На временнóй шкале, где человечество получало Xenocoin-сигнал до того, как мы изобрели Биткоин, документ Xenocoin мог бы стать основой Земного блокчейна вместо вайтпейпера Биткоина.

Но разве это не сделало бы процесс еще более увлекательным? Огромные ресурсы были бы потрачены правительствами, университетами и корпорациями, чтобы "взломать сигнал". Несмотря на отсутствие собственного блокчейна в качестве примера, предположим, что нам бы удалось понять, что мы имеем дело с виртуальной машиной, которая выполняет криптографические вычисления на основе определенного набора данных. Кто-то (возможно, Сатоши!) в конце концов установил бы связь между Proof of Work, криптографическими деньгами и распределенными реестрами.


Единственной гипотетической историей происхождения Биткоина, более невероятной, чем реальная, было бы то, что в его основе лежали бы инопланетные деньги из соседних звездных систем. Ускоряло бы это происхождение создание и распространение Биткоина или замедляло его — нам остается только гадать.

Сопротивление бесполезно

К счастью, человечество уже знает о Биткоине, поэтому, когда мы услышим о Xenocoin, мы сможем расшифровать его быстрее, чем если бы сначала нам пришлось самим разобраться в блокчейнах. Мы быстро поймем масштабы, возраст и мощь цивилизации накамотовцев.


Эти цифры, вероятно, настолько велики, что окажутся для нас пугающими. Субъекты, имеющие доступ к хешрейту в столь невероятных масштабах, представляют серьезную угрозу для человеческой цивилизации. Что, если они решат послать хеш-бомбу и уничтожить Биткоин, Muskcoin, Solcoin или другой созданный человечеством блокчейн? Что, если они потратили аналогичное количество энергии на смертоносное оружие космических масштабов?


Некоторые участники человеческого общества могут “вывернуться наизнанку”, полагая, что вселенная окажется под Пакс Накамота, чего провинциальным дикарям, таким как мы, лучше избегать. Другие могут призывать к ускорению индустриализации и увеличению инвестиций в наши собственные блокчейны. Возможно, доказательство того, что блокчейн масштабов Xenocion может существовать, станет то, что, наконец, подтолкнет Solcoin к успеху в нашей Солнечной системе: сумасшедшая идея внезапно доказала свою правоту.


Другие поймут, что Xenocion — это возможность. Человечество, возможно, ещё не запустило межзвездный блокчейн, соответствующий нашим собственным масштабам, и, если бы мы это сделали, ему пришлось бы конкурировать с Xenocion. Гораздо больший хешрейт Xenocion, скорее всего, победит. Эндшпиль очевиден: если мы не можем конкурировать с накамотовцами, то мы должны присоединиться к ним.

Бегущий Xenocion

Все, что нам нужно сделать, чтобы присоединиться к сети Xenocoin — это отправить Xenocoin обратно накомотовцам, от которых мы его и получили. Это просигнализирует накамотовцам, что мы получили их сообщение и имеем в распоряжении соответствующие технологии для его понимания.


Это также сообщит им, что мы не будем засорять канал бесполезными сообщениями а-ля "Привет" или "В чём смысл жизни?". Это даст им понять, что мы готовы полноценно участвовать в их одноранговой сети, в блокчейне Xenocoin.


Как только они получат наш ответ, накамотовцы могут решить протестировать нас, посылая нам время от времени недействительные Xenocoin-транзакции или блоки. Если мы их опрометчиво передадим обратно, они узнают, что мы еще не понимаем протокола. Мы можем попасть в космический черный список на несколько столетий.


Но если мы последовательно передадим обратно все валидные транзакции для множества Xenocoin-блоков, которые нам посылают накамотовцы, то они могут начать вкладывать больше ресурсов в наши взаимоотношения. Возможно, они начнут передавать чаще или даже постоянно, а не периодически. Мы бы отвечали в натуральной форме, выделяя больше средств из нашего собственного энергетического бюджета на поддержание этой жизненно важной межзвездной линии связи.

Мы будем строить мощные орбитальные коммуникационные лазеры, чтобы постоянно поддерживать нашу связь с цивилизацией накамотовцев. [Источник]

В какой-то момент наш коллега-накамотовец пришлет нам (или мы сами научимся запрашивать) информацию о других участниках сети Xenocoin. Мы посылали бы сигналы и им, надеясь получить ответ спустя десятилетия. Каждый следующий участник сети, с которым мы бы успешно общались, приводил бы нас к открытию все новых участников. Мы можем осознать, что в нашем уголке галактики полно звездных систем, использующих Xenocoin, и готовых общаться с нами, так как теперь мы общаемся на одном экономическом языке.


Наша цивилизация стала бы полной нодой Xenocoin-блокчейна.

Применение Xenocion 

Нам понадобятся века, чтобы стать полноценной Xenocoin-нодой со значительным количеством соединений и установить реальную связь с цивилизацией накамотовцев. У нас, вероятно, будет много вопросов, на которые мы хотели бы получить от них ответ.


Накамотовцы могут вести себя открыто и свободно отвечать на наши вопросы. Они могут быть заинтересованы в общении и готовы "развивать" нашу цивилизацию. Но они также могут взаимодействовать с нами в сдержанной манере, опасаясь подвергать нас знаниям или технологиям, к которым мы не готовы (возможно, по историческим причинам).


Но накамотовцы не единое целое, они — гетерогенная цивилизация, как и мы. Они не будут действовать с абсолютным единообразием, и нам не стоит полагаться на их щедрость. Если бы мы имели Xenocoin в собственном распоряжении, мы могли бы что угодно приобрести у заинтересованных накамотовцев, у компаний или на децентрализованных биржах.


У человечества есть целый ряд существенных стимулов для приобретения Xenocoin. Фракции нашей цивилизации, которые окажутся первыми в этом начинании, будут обладать значительной мощью. Они смогут купить научные открытия или чертежи для передовых технологий. Они смогут купить обучение у профессоров или технологии у военных подрядчиков.

Какими невероятными знаниями и технологиями могут обладать накамотовцы? [Источник]

Потратив непристойные суммы в Xenocoin, накамотовцы могли бы заплатить самым отчаянным искателям приключений за то, чтобы они отправились в человеческие поселения, чтобы мы могли встретиться с ними и изучить их — или (что некоторым очень важно) поклониться им. Но не забывайте, что они также могут оказаться обмануты накамотовским псевдосатоши (фейктоши).


Учитывая стимулы к накоплению Xenocoin, стимулы к его краже также будут высоки. Обеспечение безопасности Xenocoin, самой ценной валюты в галактике, будет слишком важным, чтобы доверить его первому попавшемуся индивидууму или даже планете. Совместное мультисиг-хранение Xenocoin в космическом масштабе, распределенное по планетам и звездным системам, будет единственным способом сохранить свои монеты.

Майнинг Xenocoin

Но прежде чем мы сможем потратить Xenocoin или просто начать самостоятельно его хранить, мы должны им овладеть. Как человечеству заработать Xenocoin?


Если накамотовцы заинтересуются нами, они будут ценить информацию о нашей цивилизации и видах. Мы хорошо осведомлены и могли бы рассматривать информацию о себе как единственное достояние, которым мы обладаем в большем изобилии, чем такая развитая цивилизация, как накамотовцы. Небольшой пузырь спекуляции данными человеческой истории может заинтересовать рынки накаомотовцев на несколько тысячелетий.


Но, в конце концов, весь человеческий интернет будет взломан и продан тому, кто предложит наивысшую ставку в Xenocoin. И какими бы любопытными накамотовцы ни были, у нас мало что останется на продажу, из того, что им еще не доступно.


Накамотовцы могут быть заинтересованы в приобретении человеческой валюты. Возможно, у нас нет межзвездного блокчейна, который мог бы конкурировать с Xenocoin, но Solcoin или другие человеческие блокчейны могут стать предметами коллекционирования для накамотовской элиты или учреждений. Некоторые накамотовские инвесторы могут захотеть заполучить Биткоин из-за одних только мемов.


Если Xenocoin поддерживает кроссчейн атомарные свопы, то накамотовские и человеческие трейдеры смогут безоговорочно обменивать Xenocoin, биткоины, Solcoin или токены любых других человеческих блокчейнов. В конце концов, по мере роста торговли между нашими цивилизациями, появятся обменные курсы между человеческими валютами и Xenocoin. Эти курсы являются межзвездными оценками относительных рынков и перспектив Xenocoin и человеческих блокчейнов.


Лучший способ для человечества заработать Xenocoin в долгосрочной перспективе -— это самим его майнить. Колыбель человеческой цивилизации, скорее всего, будет находиться на расстоянии многих световых лет от центра хеша Xenocoin, рядом с родными мирами накамотовцев. Но время создания блока Xenocoin исчисляется веками, специально для того, чтобы цивилизации, подобные нашей, вдалеке от центра хеша, все еще могли бы майнить. Накамотовцы хотят, чтобы мы добывали Xenocoin, потому что они хотят, чтобы Xenocoin рос и распространялся. Они также могут ожидать того, что мы начнем майнить Xenocoin. Способность делать это укажет на то, что в нашу цивилизацию стоит инвестировать дополнительные ресурсы.

Распределенные майнинг-пулы Xenocoin позволят нам сочетать хешрейт нашей цивилизации с гораздо большим хешрейтом накамотаовских звездных систем. [Источник]

Но, учитывая огромный хешрейт Xenocoin, добыча хоть небольшого количества потребует присоединения к распределенному майнинг-пулу. Сами накамотовцы, скорее всего, используют такие пулы для добычи Xenocoin в различных звездных системах своей цивилизации. Мы даже можем присоединиться к пулам других звездных систем, использующих Xenocoin. Возможно, существует пул добычи Xenocoin, пользующийся популярностью у молодых цивилизаций, таких как наша, расположившихся вдалеке от гораздо более крупных цивилизаций, составляющих накамотовскую сферу.


В зависимости от разрыва между человечеством и накамотовцами по шкале Кардашева, нам, возможно, придется тысячелетиями выделять значительную часть нашего хешрейта, если мы хотим когда-нибудь получить значительное количество Xenocoin из нашего майнинг-пула. Первоначально мало кто захочет добывать Xenocoin из-за наличия Solcoin, Биткоина или какого-нибудь другого созданного человечеством блокчейна. Энергетическая и майнинговая промышленности гипербиткоинизированного общества глубоко переплетены и обе они чрезвычайно эффективны. Ранняя же технология добычи Xenocoin человеком будет примитивной и неэффективной, что помешает ее быстрому принятию в масштабах майнинг-промышленности.


Но со временем люди будут развивать Xenocoin-ASIC’и, чтобы сделать наших майнеров более конкурентоспособными на более ликвидном рынке хешрейта Xenocoin. И по мере того, как мы узнаем больше о цивилизации накамотовцев и о том, что мы можем купить с помощью Xenocoin, наше желание владеть этими деньгами будет расти. Подобное сочетание приведет к постепенному принятию Xenocoin в человеческой цивилизации. Длительные временны́е рамки Xenocoin означают, что лишь немногие майнеры будут выделять 100% своего хешрейта на Xenocoin — как обсуждалось во второй части, рынки Биткоина и Solcoin будут продолжать существовать и процветать. Майнеры будут распределять часть своего хешрейта на планетарные, звездные и межзвездные блокчейны по своему усмотрению.


Возможно, мы не создали Xenocoin, но Xenocoin, тем не менее, может стать межзвездным блокчейном нашей цивилизации. Даже если мы не можем общаться с накамотовцами, мы все же можем использовать Xenocoin в рамках нашей человеческой цивилизации. Как межзвездный блокчейн с огромным хешрейтом, Xenocoin уже подходит для оптимизации человеческих межзвездных торговых сетей и позволяет людям хранить ценность и управлять рисками на самых длительных временны́х отрезках. Возможно, цивилизация накамотовцев окажется полна видов, общение которых находится не на высшем уровне, или они торгуют друг с другом, но все используют Xenocoin в качестве межзвездного блокчейна. Именно это мы имели в виду ранее, когда говорили, что Xenocoin сам по себе является цивилизацией накамотовцев. Принимая и добывая Xenocoin, мы сами становимся накамотовцами. Мы становимся цивилизацией II типа.

Возвращение к парадоксу Ферми

Вернемся к парадоксу Ферми, спору, вызванному размерами и возрастом галактики и скудным свидетельством технологических цивилизаций на ее просторах.


Все наши предыдущие предположения совместимы с галактикой, в которой технологические цивилизации встречаются крайне редко. Если человечество — первая технологическая цивилизация в галактике, то мы могли бы стать будущими создателями Xenocoin. Возможно, мы уже накамотовцы. В данном случае, Третий закон неприменим. Возможно, развитие блокчейнов — это Великий Фильтр. Цивилизации, которые не изобретут Биткоин (или его аналог), никогда не достигнут гипербиткоинизации и не разовьют необходимую энергетическую экономику для роста за пределами своих родных планет.


Но если технологические цивилизации более распространены, то мы должны решить парадокс Ферми иным образом. Мы знаем, что любое "решение" на самом деле является отражением в зеркале универсальности, интерпретацией будущего человечества, основанной на убеждениях настоящего. С таким пониманием и со множеством спекуляций о законах Биткоин-астрономии и инопланетных блокчейнов за нашими плечами, мы предлагаем новое решение парадокса Ферми (относящееся к категории "они ждут нашего сигнала"): мы не обнаружили инопланетных цивилизаций, потому что мы сами лишь недавно изобрели Биткоин.

Инопланетяне ждут нашего звонка, они ждут от нас доказательства проделанной работы. [Источник]

Продвинутые цивилизации существуют, но из-за пиринговой структуры сетей межзвездных коммуникаций они просто не передают нам сообщения (или делают это не слишком часто). Это происходит потому, что продвинутые цивилизации, использующие блокчейны, не следуют за водой, как это делает НАСА, они следуют за хешрейтом. Подобно тому, как мы могли бы проверить масштаб цивилизации накамотовцев, оценив блокчейн Xenocoin, наши соседние цивилизации могут проверить масштаб человеческой цивилизации, проанализировав наши блокчейн-транзакции (или их отсутствие). Возможно, они не собираются отправлять нам никаких сообщений до тех пор, пока им не удастся оценить местоположение нашей цивилизации на шкале Кардашева через анализ доказательства проделанной нами работы (PoW).


Наш вид открыл радиосвязь 125 лет назад. Теоретически, цивилизации на расстоянии 125 световых лет от нашей Солнечной системы, возможно, уже обнаружили исходящие от нас сигналы. Практически, большинство этих сигналов слабы и вряд ли будут обнаружены. Сильные сигналы — следствия прямых попыток внеземной связи, такие как сообщение Аресибо или золотой диск "Вояджера", также могли остаться незамеченными, так как они были единичными, а не повторяющимися передачами. Даже если некоторые инопланетные цивилизации слушали эти сигналы точно тогда, когда им бы удалось их обнаружить, данные, которые они содержат, вероятно, не поддались интерпретации. Для инопланетной цивилизации, использующей блокчейн, наше сообщение означало бы, что мы не понимаем последствий Третьего Закона; скорее всего, у нас нет блокчейна, мы не пришли к гипербиткоинизации, и мы еще не достигли первого типа по шкале Кардашева. Мы попросту не заслуживаем ответа.


Парадокс Ферми — это результат относительно короткого промежутка — нескольких сотен лет в истории человеческих технологий между разработкой телескопов, которые заставляют нас все больше интересоваться близлежащим пространством, и созданием Биткоина, что делает нас более привлекательными для близлежащих цивилизаций. Чем дольше наша цивилизация будет гипербиткоинизироваться, тем медленнее мы будем подниматься по шкале Кардашева и тем больше времени займет наша интеграция в галактический рынок — своего рода “Счастливо оставаться нищебродом” (Have Fun Staying Poor) в галактическом масштабе.


Но у нас есть Биткоин! И мы находимся в процессе гипербиткоинизации. Так что, если мы хотим пообщаться с инопланетянами, мы должны начать с того, чтобы отправлять Биткоин на как можно большее количество близлежащих звездных систем, как можно чаще. Можем ли мы направить спутник Blockstream... “наружу”?

Не пропусти новые публикации


Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных