ГЛАВА ШЕСТАЯ
РЕДКОСТЬ
Что делает товар редким? Что вообще такое редкость? Какие еще свойства можно извлечь из редкости того или объекта? Как связаны редкость, энергия, время и ценность? На первый взгляд, в редкости нет ничего сложного, но на самом деле, это не так. Это не так, когда вы принимаете во внимание бесконечность. Бесконечность — это концепция, не дающая покоя человеческому разуму с тех самых пор, как он ее впервые осознал. Если это вообще ему удавалось. Это очень абстрактное понятие, и оно всегда связано со временем, просто потому, что даже представление бесконечного числа займет бесконечное количество времени. Если Вселенная, в которой мы живем, действительно бесконечна, то в ней нет места редкости. Если что-то существует в бесконечной Вселенной, в ней также должно существовать и бесконечное число копий этого объекта, поскольку вероятность этого факта также будет бесконечной в бесконечной Вселенной. Таким образом, редкость всегда должна быть определена в установленных рамках. Нет рамок — нет редкости.

Взгляните на это с другой стороны: Самым дорогим произведением искусства, когда-либо проданным на момент написания этих строк, был “Salvator Mundi”, написанный Леонардо да Винчи. Это — даже не самая красивая картина, так почему цена так высока? Потому что оригиналов Да Винчи мало. Репродукции картины совсем не дорогие, но оригинал обойдется вам, как минимум, в 450 миллионов долларов США. Все потому, что мы согласны оценить редкость этого оригинала Да Винчи, которых сегодня существует не более двадцати экземпляров. Исторически редкость всегда создавалась вокруг реальных ограничений на поставки тех или иных товаров. Большинство великих мыслителей австрийской школы экономики двадцатого века полагали, что ценность денежного блага возникает из его редкости и что редкость всегда связана с доступностью этого блага в реальном мире. Большинство из них полагали, что золотой стандарт будет самой твердой формой денег, которую мы когда-либо увидим, и самой близкой к абсолютно редкому ресурсу, с которым мы когда-либо столкнемся.

В конце 90-х криптографы, заложившие основу для того, что станет известно как Биткоин, вновь осознали редкость как нечто, обладающее неподдельной дороговизной (unforgeable costliness). Это мышление является ключом к пониманию связи между редкостью и ценностью. Что-либо может быть рассмотрено как редкое, если его достаточно трудно произвести и трудно подделать. Другими словами, если легко проверить его достоверность. Нули в начале хэшированного Биткоин-блока являются доказательством того, что созданные в этом блоке монеты были дорогостоящими. Люди, которые продвигают идею о том, что алгоритм майнинга, используемый для получения биткоинов, может быть более экологичным или оптимизированным, либо намеренно лгут, либо упускают суть. Именно энергозатраты придают токену его ценность, поскольку она обеспечивает доказательство того, что в жертву была принесена достаточная вычислительная мощность, чтобы сохранить сеть достаточно децентрализованной и, следовательно, устойчивой к изменениям. Простота проверки (валидации) является обратной стороной монеты под названием “неподдельная дороговизна”. Достоверность Биткоин-блока очень легко проверить, поскольку все, что вам нужно сделать, это посмотреть на его хеш, убедиться, что блок является частью самой сильной цепочки, и что он соответствует всем правилам консенсуса. Чтобы проверить, является ли золотой слиток реальным, вам, вероятно, придется довериться третьей стороне. На фиатных валютах часто можно увидеть множество водяных знаков, голограмм и полос, поэтому в некотором смысле их трудно подделать. Но есть еще кое-что, чего вы не можете знать о бумажной валюте в любой момент времени: сколько ее находится в обращении. Все, что нам известно — это то, что она не обладает редкостью.

Биткоин предоставляет нам абсолютную редкость впервые в истории человечества. Это — невероятный прорыв. Даже учитывая тот факт, что вы не можете делать украшения или что-либо другое из биткоинов, их общий запас фиксирован. После 2140 года, после добычи последнего биткоина, общее количество монет в обращении может только снизиться. Ограниченный запас — вот для чего прежде всего существовали золотые стандарты прошлого. Однако поставки биткоинов гораздо более ограничены, чем поставки золота, поскольку со временем первые будут утеряны. Поскольку предложение столь ограничено, текущий спрос не имеет значения. Потенциал повышения ценности биткоина буквально безграничен из-за этой взаимосвязи между спросом и предложением. “Обеспеченность”, которую имеют другие валюты, существует только для того, чтобы гарантировать людям, что валюта будет сохранять свою стоимость с течением времени, и единственный способ обеспечить это — ограничить предложение. Биткоин делает это лучше, чем любой другой ранее изобретенный инструмент. Оригинальные картины Леонардо да Винчи чрезвычайно ценны из-за бренда Леонардо и того факта, что их осталось всего около 13. Однажды останется не более одной. То же самое относится и к биткоинам.
Редкость в интернете в течение долгого времени не считалась возможной, и потребовался такой талантливый гений, как Сатоши Накамото, чтобы собрать воедино все части, которые делают Биткоин намного большим, чем их сумма. Исчезновение Сатоши из проекта было одной из этих составляющих, возможно, самой важной. Проблема цифровой редкости заключается в том, что она была одноразовым изобретением. Как только она была изобретена, воссоздать это изобретение стало невозможно. Это — природа данных. Компьютеры предназначены для репликации любого набора данных любое количество раз. Поскольку это верно для каждого фрагмента кода, создание цифровой редкости стало закономерным. Такую основу обеспечили правила консенсуса Биткоина. Биткоин, безусловно, обеспечивает истинную цифровую редкость. И если теория игр, на которой он основывается — верны, его обещание постоянно растущей ценности станет самоисполняющимся пророчеством.

В 2018 году уровень инфляции венесуэльского Боливара составил ошеломляющие 80,000%. Уго Чавес и его преемник Николас Мадуро эффективно убили венесуэльскую экономику с помощью социализма. Это случалось раньше, и, к сожалению, это может произойти снова. Основная проблема социализма — не в том, что люди в социалистических странах не заинтересованы работать. Наоборот, голодные люди под угрозой насилия, как правило, работают усерднее большинства. Проблема с производством, контролируемым государством заключается в том, что не существует механизма рыночных цен, отражающего истинный спрос на товары, и, следовательно, нет способа узнать, насколько государство должно насыщать рынок теми или иными товарами и услугами. Все находится в постоянном избытке или дефиците — часто именно в дефиците, как удручающе свидетельствуют пустые полки супермаркетов в Венесуэле. Чавес и Мадуро попытались спасти экономику страны, печатая больше денег, что вовсе не является решением. Их истинные мотивы для печатания денег, конечно, сомнительны, учитывая, что они обесценили Боливар ниже стоимости туалетной бумаги. Как упоминалось в предыдущих главах, инфляция является самой большой скрытой угрозой, которую когда-либо создавали люди. Несколько сотен лет назад католическая церковь удерживала львиную долю политической власти по всей Европе. Сегодня власть, в основном, принадлежит национальным государствам, находящимся в сговоре с многонациональными корпорациями. Разделение церкви и государства вызвало миграцию власти от первой к второму, освобождая при этом многих граждан. Тем не менее, такие страны, как Венесуэла, являются печальным доказательством того, что “народ” все еще не находится у власти во многих самопровозглашенных демократиях (если вообще они являются таковыми). Прежде всего должно произойти разделение другого рода: разделение денег и государства. Мы, люди планеты Земля, теперь имеем в своем распоряжении средства для этого разделения. Будем мы их использовать или нет, определит, насколько эмансипированными и независимыми могут быть и будут наши дети в будущем.

Не пропусти новые публикации


Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных