ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
ДЕНЬГИ КАК АКСЕЛЕРАТОР

Деньги можно рассматривать с разных точек зрения. Их часто описывают как средство обмена, средство сбережения и единицу учета. Как уже обсуждалось ранее, определение денег может быть еще проще. По своей сути деньги можно определить как лингвистический инструмент для выражения ценности или даже просто признательности другому человеку в пространстве и времени. С этой точки зрения деньги укрепляют личность. Если вы по своей природе альтруистичны, внезапное получение внушительной суммы не сделает вас менее щедрым, а скорее предоставит вам возможность выразить свою сущность более разнообразными способами. К сожалению, в той культурной среде, в которой мы живем сейчас, кредит является дешевым, в то время как экономические стимулы искажены. Поведение большинства повсеместно диктуют импульсивные, иррациональные финансовые решения во всех слоях общества. Если бы у нас не было инфляции — иными словами, если бы у нас были твердые деньги — мы были бы заинтересованы в том, чтобы сберегать, а не тратить. Устойчивое развитие придет к нам естественным образом. Отсутствие твердых денег также усиливает влияние денег на нашу личность и их эффективность в качестве усилителя личности. Твердые деньги позволят добиться в обществе преобладания честности и более реальных решений фундаментальных проблем.

Одна из проблем, возникающая из-за искажения языка ценности, заключается в том, что последний влияет на свободу слова. Если система настроена таким образом, чтобы фокусироваться на чем угодно, кроме основной проблемы, весь политический ландшафт становится фарсом, который не позволяет нам задавать действительно сложные вопросы о том, как на самом деле должно функционировать человеческое общество. Может ли человек быть в полной мере публично честным в среде, которая постоянно вынуждает его на чрезмерное усердие, чтобы в условиях искусственной инфляции поспевать за неуклонно растущей стоимостью жизни? Те, кто достаточно богат, могут, но система продолжает передавать власть от простого человека к элите. В эпоху, когда горстка компаний обрабатывает практически весь интернет-трафик, подрыв свободной мысли может быть очень опасен. В дополнение к тонкой подрывной деятельности, вызванной искаженной денежно-кредитной политикой, титаны Кремниевой долины кажутся все более склонными уступать разъяренной толпе, объявляющей себя единомышленниками, объединенными под знаменем социальной справедливости. Политкорректность, питающая коллективное чувство вины в некоторых регионах западного мира, играет большую роль в нарастающей волне цензуры, которая в последнее время препятствует некоторым наиболее спорным создателям контента.

Мы живем в опасные времена, если разговор заходит о свободе мысли. Традиционные медиа ресурсы продолжают утверждать, что их взгляды на мир являются единственно справедливыми, в то время как рядовые граждане с их альтернативными мнениями все чаще бросают вызов тому, что на самом деле является новостями, а что нельзя таковыми считать. Растущее недоверие к политикам во всем мире может быть в некоторой степени продуктом паникеров, но оно также является прямым следствием того факта, что у людей появляется больше возможностей потребления информации о происходящем в мире. Другими словами, промывание мозгов дается не так просто, как раньше. К сожалению, недоверие к политикам в основном привело к более экстремальным вариациям происходящего. Национализм справа и социализм слева — идеологии, поднимающиеся по обе стороны Атлантики. В лучшем случае это — отвлекающий маневр. Политики не вернут власть народу; это не в их интересах. В следующем десятилетии будет принят ряд наиболее важных решений человечества. Судьба и будущее ЕС, Китая и США будут определяться этими решениями. Вы не сможете изменить или даже повлиять на них, но вы сможете выбрать, в какой степени они будут диктовать ваше будущее. Есть способы отказаться от всего этого. Вы можете перестать смотреть телевизор, перестать читать газеты и установить солнечные батареи на своей крыше, но самое главное, вы можете отказаться от традиционной финансовой системы в любой подходящей вам степени. Биткоин — это добровольная система; демократия таковой не является.

В 2018 году возник так называемый интеллектуальный даркнет. Общий термин для обозначения группы свободных мыслителей, которые в течение последних нескольких лет использовали интернет для защиты своих позиций в различных вопросах, в частности, свободы слова. Будучи обеспокоенными растущей тенденцией закрытия платформ и цензуры в основных социальных сетях, некоторые из наиболее популярных членов группы сейчас пытаются найти альтернативные способы монетизации своего контента. Спустя десять лет после появления безупречной концепции Биткоина крупные мыслители-ренегаты начинают противостоять оруэлловским тенденциям гигантов Силиконовой долины. В нашем распоряжении есть все инструменты, необходимые для борьбы с цензурой, но каждый из нас должен решить, использовать их или нет. Интернет продолжает разрушать все мыслимые бизнес-модели и не показывает никаких признаков замедления этого процесса. Напротив, одноранговые решения, такие как Uber и AirBnb, все больше захватывают и разоблачая сущность “регулируемых рынков”: они — ничто иное, как картели. В эпоху, когда компании-эмитенты кредитных карт могут лишить любого пользователя с неугодной моделью расходов доступа к своим собственным средствам, централизованные базы данных могут быть очень опасными. Бизнес-модель не будет действительно подорвана до тех пор, пока каждый человек в погоне за рентой не будет удален из уравнения. Тот, кто контролирует денежную массу, обладает безоговорочной властью. Вот где нужно перерезать пуповину, если мы действительно стремимся к свободе. Вам решать. Не им. Вам!

Феномен фейковых новостей проще понять, если вспомнить, насколько крупнее пресс-организации были раньше и что вело к их сокращению. Вся их бизнес-модель была разрушена, в результате переворота интернетом рекламной индустрии. Внезапно реклама перестала быть игрой в угадайку и превратилась в точный инструмент, который можно использовать для сбора огромных объемов данных о том, сколько потенциальных покупателей привлечет продукт, а позже и конкретные данные о каждом клиенте. Это привело к сокращению новостных организаций, так как их рекламные доходы стали сокращаться. Каждый житель планеты в одночасье получил возможность публиковать то, что он хочет сказать остальным, и монетизировать свои слова с помощью рекламы. Как старые, так и новые СМИ торопливо стали обвинять друг друга в распространении ложной информации, и доверие, которым заручились журналисты, стало рушиться. Сегодня как никогда сложно отделить достоверные источники от ненадежных. С другой стороны, пропагандистские машины стало сложнее построить, поскольку каждый может услышать разные точки зрения на каждую тему. Что произойдет, если традиционные “деньги” будут разрушены так же, как старые СМИ? Что если люди начнут маркировать “полную веру и кредит Национального банка нации Х” как фальшивые новости? Что происходит, когда мы все вместе начинаем сомневаться в достоверности наших долларовых купюр, евро или йен? Мы собираемся выяснить, и выбор все еще за нами, на какой стороне истории мы хотим быть. Когда речь заходит о новостях, трудно отличить реальное от подделки, но когда речь идет о самих деньгах, идеальный инструмент для оценки их реальности уже существует. Рынок скажет вам, что ценно, а что нет. Со временем правда раскроется.

Деньги — это усилитель идей, и деньги, на самом деле, не заботятся о том, хорошие это идеи или плохие. Эффект политических идей часто противоположен предполагаемому или, по крайней мере, заявленному. Например, подоходный налог прекращает приносить доход государству, как только достигается переломный момент кривой Лаффера. После определенного уровня подоходный налог вовсе не позволяет людям работать. Особенно, если имеет место полис социального страхования. Сторонники романа в стиле Робин Гуда часто изображают его морально благородными, несмотря на растущее по всему миру число примеров обратного. Интернет-стартапы уезжают из Сан-Франциско в Техас, и вместо этого начинают появляться неудачники. Люди буквально умирают от передозировки наркотиков на улицах, в то время как политкорректный хипстер, переплачивающий в соседнем кафе, переполнен чувством превосходства, сопровождающимся экологически чистой бумажной трубочкой, торчащей из апофеоза продовольственных тенденций современности — чая латте. 

Мужчины-оппортунисты в возрасте около тридцати лет утверждают, что являются детьми-беженцами, чтобы посягнуть на государства всеобщего благосостояния Швеции и Германии, создавая политический раскол и значительно ухудшая положение тех, кто действительно нуждается в помощи. В мире с твердыми деньгами жадный должен был бы принести гораздо большую ценность своим собратьям, чтобы накопить сбережения, так как найти деньги будет сложнее. Нам лучше помнить, что Робин Гуд в первую очередь боролся с налогами. Деньги — это усилитель, а несостоятельные деньги неизбежно порождают несостоятельные общества.

По мере роста сети Биткоин растет и ее рынок комиссий. Некоторые утверждают, что из-за этого Биткоин не может масштабироваться. Эта точка зрения вызвана неверным отношением к Биткоину. Некоторые выскочки в криптовалютном сообществе начинают браниться и жаловаться всякий раз, когда Биткоин решает внедрить или, чаще всего, предпочитает не реализовывать то или иное обновление. Биткоину не интересно их представление о том, каким он должен быть. Одним из самых важных отличий Биткоина является его железное сопротивление капризам ранних инвесторов-самозванцев, подражателей Тони Старка, пестрящих в социальных сетях,. Представьте себе попытку купить чашку кофе за золото. Чтобы совершить безопасную транзакцию, подлинность вашего крошечного зерна золота должны проверить несколько независимых химиков, а ваше зерно должны доставить в местный Starbucks в бронированном фургоне; комиссионные издержки такой валюты низкими не назовешь. Несмотря на очевидные недостатки в качестве средства обмена, золото очень ценно. Золото остается хорошим средством сбережения невзирая на сложную делимость, отсутствие подходящих свойств использования, отсутствие децентрализованного решения для масштабирования второго уровня и тот факт, что его относительно просто конфисковать. Биткоин также, вне зависимости от чьего-либо мнения, является в первую очередь средством сбережения, и лишь потом средством обмена. Этот факт куда важнее, чем может показаться на первый взгляд. Если Биткоин потерпит неудачу в долгосрочной перспективе, вся его ценность исчезнет. Быстрое и “гладкое”, высокоцентрализованное средство обмена не является принципиально новым изобретением. Таких у нас уже много. Довольно высокомерно думать, что можно в одиночку повлиять на направление развития Биткоина. Вы можете обмануть людей, думая, что ваш форк Биткоина — лучшее решение, но в долгосрочной перспективе это нанесет больший ущерб вашей репутации, чем Биткоину. Разветвление Биткоина игнорирует консенсус, и это делает форк ничем не лучше любого другого скопированного кода.

Публичное признание того, что вы — Биткоинер, несет с собой определенные риски. Это не только создает личный риск для вас, поскольку вы становитесь потенциальной целью для грабителей и мошенников, но при этом вы также ставите на карту свою репутацию. Главным образом не по самой очевидной причине, а именно потому, что биткоин может перестать работать, и его цена может упасть до нуля по той или иной причине. Наибольший ущерб репутации биткоинеров наносит, казалось бы, бесконечное количество мошенников и безбилетников, которых привлекает эта технология. Несмотря на то, что сеть Биткоин намного больше, чем любая из сетей-конкурентов, людям за пределами криптовалютного пространства трудно понять разницу. Поскольку большинство (если не все) конкуренты Биткоина являются мошенниками, Биткоин воспринимается как представитель этой “мошеннической индустрии” большей частью широкой публики. Это может в краткосрочной перспективе нанести публичному Биткоин-энтузиасту серьезный ущерб репутации. Однако в долгосрочной перспективе все обстоит совсем иначе. В долгосрочной перспективе отрицание Биткоина может оказаться гораздо худшим решением. Плохо информированных скептиков, публично высказывающихся о том, чего они в полной мере не понимают, будут вспоминать так же, как и тех, кто сравнивал интернет с модным факсом в девяностых. Биткоин трудно понять, потому что он ломает многие политические идеи, поскольку в мировой экономике, в которой преобладает Биткоин, деньги практически не подлежат конфискации. Бизнес-модели двадцатого века, которые вращались вокруг взимания с людей платы за продажу им копий фильмов, музыки или книг, были разрушены такими сервисами как Netflix, Spotify или Audible. Та же участь постигнет и макроэкономические бизнес-модели, основанные на идее, что вы можете заставить население совместно финансировать проекты через налоги или инфляцию, разве что они достаточно быстро адаптируются. Это понимание приходит не к каждому. Это в корне меняет наше восприятие ценности и заставляет нас принять суровые экономические истины, которые в настоящее время действительно понятны австрийским экономистам. Однако, через поколение или два, преимущества Биткоина будут просто неоспоримы.

Не пропусти новые публикации


Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных