ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
НЕПОРОЧНОЕ ЗАЧАТИЕ
Нам, людям, бывает труднее понять одни концепции нежели другие. И одним из таких понятий является то, как сложное может быть сформировано из более простого. Например, у колонии термитов есть система охлаждения нижних уровней. Ни один термит не знает, как это работает. Они строят сложные курганы и гнезда, укрытия для защиты своих ходов и сети подземных туннелей, соединяющих их города из земли, не ведая конечного результата. Все кажется организованным и спроектированным, но это не так. Эволюция снабдила термита рецептором феромона, который сообщает ему, какой задачей он должен заниматься, просто посчитав количество соседних термитов, делающих то же самое. Если на участке наблюдается избыток рабочих, соседние термиты “переквалифицируются” в воинов и так далее. Сложные структуры формируются из простых правил. Еще одним примером сложных структур является фрактальная геометрия природы. Фракталы выглядят сложными, но на самом деле это не так. Это — в основном, алгоритмы. Тот же шаблон, повторяемый снова и снова с немного иной отправной точкой. Человеческий мозг является отличным примером сложной “вещи” — материи, которая сформировалась из более простых вещей, и нам, людям, все еще трудно признать, что он не был спроектирован. Религии, которые сами по себе являются формирующимися системами, порожденными через взаимодействие людей, предложили множество версий происхождения и становления человека. Разнообразные невероятные истории о происхождении человека получили более широкое признание, нежели простое объяснение, что наши комплексные системы сформировались из более простых вещей, следуя ряду правил, которые сама природа представила нашему миру.

Сложные системы постоянно возникают в результате человеческих взаимодействий. Телефон в вашем кармане является результатом столетней, в основном, свободной конкуренции на мировом рынке, и ни один человек не смог бы придумать подобное самостоятельно. Устройство с подключением к интернету, способно на много большее, чем совокупность отдельных его частей. Гаджет, который может предоставить мгновенный доступ практически ко всей всемирной литературе, музыке и фильмам и умещается в вашем кармане, был немыслимой научной фантастикой всего двадцать лет назад. Биткоин, впервые описанный Сатоши Накамото в whitepaper за десять лет до того, как были написаны эти строки, был спроектирован так, чтобы быть децентрализованным. Но фактические доказательства этого сеть начала демонстрировать только спустя годы. Твердые деньги, или абсолютная цифровая редкость, появились в сети не только благодаря ее техническому дизайну. То, как Биткоин развивался первые десять лет, сыграло огромную роль в становлении истинной децентрализации системы. Это и стало главной причиной невозможности воспроизведения эксперимента. Цифровую редкость можно изобрести всего лишь один раз. Исчезновение Сатоши стало первым шагом Биткоина к настоящей децентрализации. К первым шагам также можно отнести отсутствие маркетинга и случайность того, кто присоединился к системе первым. Биткоин действительно имел безупречную концепцию. Сеть продемонстрировала практически безупречное сопротивление изменениям, особенно в последние несколько лет. Учитывая размер сети и порог согласия в 95% в ее правилах консенсуса, ее текущее состояние может оказаться последней итерацией Биткоина. Она, возможно, никогда не претерпит изменений. В данном случае из простого набора правил возникает совершенно новая, сложная форма жизни. Даже если в будущем будут реализованы незначительные улучшения, ограничение на эмиссию 21 миллиона монет останется высеченным в камне навсегда. Биткоин существует независимо от наших мнений и дискуссий, его следует изучать, а не обсуждать. Мы пока не знаем, что принесет нам эпоха абсолютной редкости и глобального, анонимного свободного рынка, но мы собираемся это выяснить. Наивно полагать иначе. В последнее время различные футуристы и пророки конца света были сосредоточены на опасностях надвигающейся сингулярности искусственного интеллекта, предупреждая нас о точке невозврата, вследствие чего искусственный интеллект сможет совершенствоваться быстрее любого человека. Такой сценарий мог бы быстро обостриться, как сказал бы ведущий новостей Рон Бургундский. Представляет это для нас реальный интерес или нет, но между тем, прямо у нас под носом, появился совершенно иной тип неудержимой цифровой жизни, которая уже меняет поведение и предпочтения миллионов людей во всем мире. Вероятно, это плохие новости для крупных корпораций и правительств, но это хорошие новости для простых людей в поисках свободы. По крайней мере, так думают те из нас, кто является приверженцами идей австрийской школы экономики. На этот раз мы выясним, так ли это на самом деле. Никто не знает, к чему это приведет и какие новые истины возникнут из этой новой реальности.

В отличие от термитов, мы, люди, можем испытывать величие нашего прогресса. Мы можем с благоговением смотреть на Сикстинскую капеллу или пирамиды… Мы также можем углубиться в технические тонкости и краткую историю Биткоина и открыть для себя новые способы осмысления ценности. Деньги — это язык, на котором мы выражаем ценность сквозь пространство и время. Теперь на этом языке говорят компьютеры. Ценность, выраженная на этом языке, больше не может быть разбавлена через инфляцию или фальшивомонетничество. Это безграничный, одноранговый язык, не требующий разрешения, анонимный при наличии у вас определенных навыков, не поддающийся репликации, абсолютно редкий, неразбавляемый, неизменный, неприкасаемый, неоспоримый, взаимозаменяемый и бесплатный для любого жителя планеты. Это — язык будущего, и он возник вследствие определенного ряда прошлых событий. Любой язык является примером сложных систем, формирующихся из простых элементов. Так же органично, как и любая языковая система, развивался и Биткоин.

Децентрализации достичь трудно. Очень трудно. Когда дело доходит до утверждений о децентрализации, подход “не доверяй — проверяй” и обоснованность таких утверждений поможет вам отфильтровать все лишнее и добраться до сути. Так как же проверить достоверность децентрализации Биткоина? Это — сложный вопрос, потому что децентрализация не бинарна, как жизнь или смерть, а скорее, очень сложная для определения концепция. Тем не менее, такие фундаментальные концепции Биткоина, как ограниченная 21 миллионом монет эмиссия и подтверждение блока (приблизительно) каждые 10 минут благодаря корректировке сложности и алгоритму Proof-of-Work, не изменились с самого начала истории сети. Это отсутствие изменений, которое, возможно, является самой сильной стороной Биткоина, было достигнуто с помощью согласованных правил, которые определяют, чем является блокчейн. Некоторые специальные механизмы (например, BIP9) иногда используются для развертывания изменений согласованных правил. Эти механизмы используют пороговое значение при подсчете блоков, сигнализирующих об определенном обновлении. Например, обновление Segregated Witness активируется, когда 95% или более блоков в период ретаргетинга сигнализируют о поддержке. На протяжении многих лет Биткоин демонстрировал удивительную неизменность, и очень маловероятно, что он стал бы реальностью в условиях коррумпированных систем с многочисленными стимулами к мошенничеству, если бы не сработали механизмы теории игр, обеспечивающие его децентрализованную модель управления. Другими словами, чем дольше система работает, тем выше вероятность того, что она действительно работоспособна.

Сатоши установил неизменяемую продолжительность периода между халвингами, которые являются чрезвычайно важным аспектом графика выпуска биткоинов и их первоначального распространения. В течение первых четырех лет существования Биткоина каждые десять минут выпускалось пятьдесят новых монет, вплоть до первого халвинга четыре года спустя, когда награда за нахождение блока сократилась вдвое. Каждые четыре года это вознаграждение уменьшается вдвое, соответственно, темп выпуска снижается на пятьдесят процентов. Это фактически означает, что половина всех биткоинов, которые когда-либо существовали, были добыты в течение первых четырех лет существования сети, четверть — в течение следующих четырех лет и так далее. На момент написания книги до предстоящего третьего халвинга остается чуть больше года. После этого каждые 10 минут будет произведено всего 6.25 биткоинов, а не 12.5, как сейчас. Похоже, что это создает волны ажиотажа, способствующие распространению Биткоина. Очередная волна наступает каждый раз, когда цена на биткоин взлетает, а затем падает до предыдущего исторического максимума. Биткоин был лишен какой-либо рекламы, поэтому популяризировать данное явление приходилось другими способами. Когда начинается “восходящий тренд”, вокруг него создается шумиха, что приводит к повышению покупательского спроса из-за синдрома упущенной выгоды (Fear Of Missing Out / FOMO), что неизбежно приводит к еще более стремительному росту цен. Это вызывает еще большее FOMO, и бычий рынок продолжается до тех пор, пока цена не упадет до уровня, на котором она была до начала своего роста. В отличие от большинства других активов, биткоин никогда не рухнет полностью. Почему? Потому что всякий раз, когда накатывает очередная волна ажиотажа, все больше людей узнают об основах Биткоина и эти знания останавливают их от продажи, даже если последняя надежда кажется потерянной. Новым пользователям становится очевидно, что эти бычьи рынки являются повторяющимся явлением по самой природе Биткоина. Подобные циклы создают новые волны евангелистов, которые начинают продвигать Биткоин просто потому, что они выиграют от повышения цен. В некотором смысле, сам протокол таким образом спонсирует собственное продвижение. Этот органический маркетинг также создает много шума и путаницы вокруг Биткоина по причине недостаточного понимания этого явления в обществе, несмотря на которое многие продолжают о нем говорить. Отвлекающие маневры, такие как альткоины и форки Биткоина, впоследствии отсеиваются естественным образом во время медвежьих рынков. Каждый раз во время бычьего рынка рождается новое поколение биткоинеров. Четырехлетний период между халвингами, кажется, служит намеренной цели. Сатоши мог бы точно так же запрограммировать в протокол Биткоина плавную кривую эмиссии, но он этого не сделал. По мере развития событий становится все очевиднее, что у него для этого были веские причины, поскольку эти маркетинговые циклы обеспечивают чрезвычайно эффективный механизм адаптации, и он, похоже, связан с халвингами. Халвинги, безусловно, понижают стабильность биткоина, но помните, что на этой ранней стадии волатильность необходима для того, чтобы эти циклы происходили. Позднее, когда отношение запаса к потоку биткоинов будет выше, волны успокоятся и его волатильность снизится. По правде говоря, это уже происходит. Последнее падение цены почти на 80% было далеко не худшим в истории Биткоина. Эта технология все еще находится в зачаточном состоянии, и весьма вероятно, что мы увидим еще не один волатильный день перед тем, как станем свидетелями массового распространения или гипербиткоинизации.

Не пропусти новые публикации


Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных