ГЛАВА ТРЕТЬЯ
ДОВЕРЧИВОСТЬ
Мы — люди — необъективны по своей природе. Все, что мы думаем, что мы знаем, так или иначе искажается нашим когнитивным несовершенством. Человеческий мозг был вынужден развиваться и адаптироваться к любой среде, в которой он находился на протяжении тысячелетий. Наличие мозга, способного откладывать личные цели во имя коллектива, оказалось полезным для эволюции нашего вида в целом. Подобное также верно для любой другой социальной формы жизни. Однако, если мы позволим своему мозгу руководить нашими политическими суждениями, это может привести к катастрофическим результатам в долгосрочной перспективе. Не из-за дурных намерений, а из-за простого факта, что некоторые всегда будут процветать, используя ради личной выгоды любую политическую систему. С точки зрения эволюции, независимо от того, говорим ли мы об армии людей либо об армии муравьев или бактерий, армия правящих всегда имеет преимущество перед менее дисциплинированной "армией ведомых". Однако с точки зрения эволюции человека лучше казаться мучеником, но бежать и прятаться, когда наступает настоящая битва. Это, по крайней мере, отчасти объясняет высокий процент социопатов на руководящих должностях во всем мире. Если вы можете позиционировать себя таким образом, что вы действуете на благо коллектива, но в то же время одурачивая людей, добиваясь тем самым власти и сохраняя ее как можно дольше, у вас больше шансов на успех, чем у тех, кто играет по совести.

История банковского дела и фиатных валют — это история коллективного безумия. Исторически правители обманом заставляли людей убивать друг друга ради процветания в загробной жизни. Пользуясь услугами центральных банков, печатавших все больше денег для своих корыстных целей, инициаторы мировых войн обманом заставляли людей собирать для них армии. Подобные факты редко упоминаются на уроках истории, поскольку все это продолжает иметь место в массовом масштабе. Инфляция, возможно, не приносит выгоды простым работникам танковых заводов, но это - основной механизм, который сосредотачивает богатство в карманах сверхбогатых за счет всех остальных членов общества. Инфляция — это механизм, который мешает нам переносить ценность нашего труда во времени. Она заставляет нас отказаться от долгосрочного мышления. Мы никогда не считали это проблемой, поскольку никто из нас никогда не сталкивался с подобной альтернативой. Деньги по-прежнему неверно истолковываются львиной долей населения планеты. Во многих уголках мира банки занимаются так называемым кредитованием с частичным резервированием. Это означает, что они предоставляют под проценты деньги, которых у них нет. Они создают новые деньги из воздуха и раздают их своим клиентам в качестве займов; займов, которые должны быть возвращены с процентами. Проценты, которые не могут быть возвращены из воздуха, но должны быть оплачены так называемыми реальными деньгами. Реальных денег, не хватает для погашения всех займов, следовательно постоянная потребность в новых кредитах становится неотъемлемой частью всей системы. Не говоря уже о центральных банках, которые занимаются тем же самым и даже порой — не в пользу правительств. Мы так привыкли к этому, что в итоге ни одна страна, похоже, не останется без государственного долга. Долги есть у всех, кроме горстки смехотворно богатых. Государственные долги — это также займы, которые должны быть возвращены с ничем не подкрепленными процентами. Просто задумайтесь об этом. Ваши налоги оплачивают чужие проценты. Ваши налоговые деньги не платят за операцию вашей бабушки, они платят проценты центральному банку.

Когда Европой правили идеи католической церкви, люди, которые не верили в Бога, были немногочисленны и очень редко бывали откровенны. У них были веские причины для этого, поскольку вера в Бога была практически обязательной для всего общества. С 1971 года, когда знаменито-бесчестный американский президент Ричард Никсон перерезал последнюю нить, связывающую доллар США с золотом, наша концепция того, чем является и чем должна быть мировая экономика, оказалась искажена совершенно коррумпированной системой. Нас заставляют поверить, что все мы должны работать все дольше и дольше, чтобы тратить все больше и больше и погрязнуть во все больших долгах, поддерживая тем самым работу лживой машины.

Мы заблуждаемся, считая, что покупка нового автомобиля раз в два года как-то полезна для окружающей среды; что принося хлопчатобумажную сумку в продуктовый магазин мы спасем нашу планету. Магазины постоянно манипулируют нами посредством рекламы и продакт-плейсмента, но мы склонны полагать, что, если мы будем вести себя “разумно в отношении климата”, мы станем более ответственными. Каким-то образом предполагается, что наш ВВП будет бесконечно увеличиваться, а политики спасут нас от самих себя за счет налогов на углерод. К счастью для нас, и, к сожалению, для них, теперь у неверующих в этот сюжет есть возможность отказаться. Как однажды выразился Джефф Голдблюм: “Жизнь находит путь”.

Коллективизм разрушил многие общества. Те из нас, кому посчастливилось жить в либеральных демократиях, склонны забывать, что даже демократия — это принудительная система. Ее часто называют “наихудшей формой правления, за исключением всех остальных, которые мы только пробовали применить”, но сама система очень редко подвергается критике. Мы настолько привыкли к тому, что нами управляют, что отсутствие лидера кажется большинству из нас нелепым. Мы платим налоги, и огромная доля плодов нашего труда передается третьей стороне в результате инфляции и налогообложения всех мыслимых благ и услуг. С появлением на свет учреждения, как и любые живые существа также всегда стремятся к собственному выживанию. Люди, занятые в государственном секторе, вряд ли будут голосовать против политики, которая угрожает их средствам существования. Это проблема больше, чем мы, как правило, осознаем, поскольку она тонка и растянута во времени, но каждая демократия движется в одном направлении. Чем больше государство, чем сложнее система, тем меньше индивидуальных свобод. В долгосрочной перспективе кажется, что все наши системы имеют тенденцию отдавать предпочтение тем, кто знает, как извлечь из них выгоду для себя, а не тем, кто вносит наибольший вклад в развитие своих собратьев. Сторонники социалистической политики часто утверждают, что несостоявшиеся социалистические государства “не были действительно социалистическими” или что “это не был истинный социализм”. Большинство людей не могут понять, что мы никогда не пробовали истинный капитализм, поскольку мы всегда использовали более или менее инфляционные валюты. Это вполне может являться самым искаженным нарративом нашей эры. Мы все ежедневно подвергаемся действию настоящего, хотя и замаскированного, социализма. Истинный рыночный капитализм — это то, что мы еще не испытали, и он может оказаться совсем не таким, как его описывают СМИ.

В последнее время часто обсуждается обоснованность классической шкалы, описывающей политические точки зрения правых и левых. В то же время в различных контекстах в сети появляются упоминания и о таких альтернативных политических шкалах ценностей, как GAL-TAN, привносящих дополнительную шкалу Y и представляющих более или менее авторитарные тенденции. С появлением Биткоина появился новый способ убедиться в этом. Вообразите точку отсчета, нулевую точку и вектор, указывающий влево от точки отсчета. Все политики, вероятно, будут находиться слева, потому что все они должны финансироваться за счет налогов. Налогообложение же следует рассматривать как кражу, поскольку оно недобровольно по своей сути. Если человек отказывается платить налоги, над ним нависает угроза насилия. Не говоря уже об инфляции, которую Милтон Фридман так элегантно охарактеризовал как “налогообложение без законодательства”. Дело обстоит совершенно иначе, если вы храните часть своих сбережений в биткоинах. Если вы принимаете достаточные меры предосторожности в отношении приватности и знаете, что делаете, ваш привязанный к Биткоину бизнес окажется вне политики. С появлением Lightning Network и других функций, улучшающих приватность, у третьих лиц теперь нет возможности конфисковать ваши деньги или даже выяснить, есть ли они у вас. Это меняет политический ландшафт каждой нации на планете. Биткоин намного сложнее конфисковать, чем золото и другие редкие активы, что делает его гораздо лучшим инструментом для хеджирования против национальных государств. В этом смысле Биткоин стирает границы. Вы можете пересечь любую границу на планете с любым количеством биткоинов в своей голове. Просто вдумайтесь. Ваши биткоины существуют в каждой из стран одновременно. Любое наложенное ограничение на количество денег, которое вы можете перевезти из одной страны в другую, теперь неактуально благодаря красоте математики. Биткоин иногда называют “виртуальной валютой”. Это очень неточное описание. Биткоин — это просто математика, а математика — это, пожалуй, самое реальное из всего существующего. В ней нет ничего виртуального. Нелогично для некоторых, но, тем не менее, реально.

Сложность человеческих социальных иерархий и властных структур прекрасно описана в классической детской сказке “Новое платье для короля” Ганса Христиана Андерсена. Посмотрите на мир глазами ребенка, который указывает в сказке, что король — голый, и все начинает обретать смысл. Все в человеческом обществе создано человеком: нации, лидеры, законы, политические системы. Все это — воздушные замки, и ничто иное, как скрытая угроза насилия — поддерживает их. Биткоин слеплен из совсем другого теста. Он позволяет каждому в любое время проверять действительность системы. Если вдуматься, мораль проста. Не вреди окружающим и не кради чужого. Это — основная предпосылка. У человечества есть только два способа разрешения конфликтов: переговоры и насилие, и в этом смысле причинение боли кому-либо может означать только физическое насилие. Вот почему свобода слова так важна, и почему каждый обязан прежде всего защищать право высказывать свое мнение. Речь идет не о возможности выразить себя, а о праве выслушать все аргументы каждой стороны и, следовательно, не прибегать к насилию в случае конфликта интересов. Вы не можете ограничивать свободу слова, просто говоря больше; за ограничениями всегда стоит угроза насилия. Код, из которого всецело состоят как Биткоин, так и интернет, является речью. Любые ограничения или нормативы, применяемые правительством в отношении Биткоина, являются не только проявлением устойчивости Биткоина к цензуре, но и проверкой позиции правительства в отношении свободы выражения мнений. Ограничение использования Биткоина = ограничение свободы слова. Помните, что единственная альтернатива речи, которая есть у каждого, — это насилие. Код — это язык, математика — это язык, а деньги — это лингвистический инструмент. Лингвистический инструмент, который мы используем как средство выражения ценности и как способ передачи ценности в пространстве и времени. Любые ограничения или правила относительно выражения ценности, то есть, невозможность покупки биткоинов с помощью своей кредитной карты, доказывают, что деньги, которые хранятся на вашем банковском счете, на самом деле вам не принадлежат. С распространением понимания этого факта, спрос на биткоин растет, а не падает. Если вы знаете, что делаете, не нужно бояться регуляторов. У них, с другой стороны, есть веские основания бояться изобретения, которое без зазрения совести разрушает их чары.

Не пропусти новые публикации


Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных