ГЛАВА ВТОРАЯ
ФИНАНСОВЫЙ АТЕИЗМ
Известный Биткоин-слоган гласит: “Не доверяй — проверяй”. Поговорка представляет собой здравое отношение не только к Биткоину, но и ко всем структурам человеческой власти. Чтобы понять Биткоин, нужно признать, что все в обществе создано человеком. Каждая цивилизация, каждая религия, каждая конституция и каждый закон являются продуктом человеческой мысли. Лишь в XVII веке научный метод стал доминирующей практикой для описания того, как на самом деле работает мир. Одноранговая проверка и повторное тестирование гипотезы — довольно недавно принятая человеком практика. До этого мы в основном просто гадали и доверяли властям. Мы и сегодня привержены этому привычному для нас подходу, и, несмотря на наш прогресс за последние пару веков, нам еще предстоит пройти долгий путь. Наш мозг запрограммирован следовать за лидером стаи. Человеческий мозг с рождения наполнен множеством когнитивных предубеждений, для преодоления которых нам предстоит очень много работы. Человечество эволюционировало, чтобы выжить в относительно небольших группах, и, соответственно, наш мозг не создан для того, чтобы увидеть более широкую картину. Алгоритм Proof-of-Work, применяемый в Биткоине, построен таким образом, что несложно проверить тот факт, что для подтверждения блока транзакций были задействованы вычислительные мощности. Не проделав вычислений получить вознаграждение невозможно. Таким образом, поскольку тестирование достоверности блока и содержащихся в нем транзакций относительно тривиально, то не требуется никакого доверия к какому-либо органу. Это не что иное, как полное переосмысление того, как должно быть выстроено управление человеческим обществом. Биткоин-системой управляет красота математики. Все, что когда-либо происходит в Биткоине, открыто и может быть проверено каждым, даже теми, кто еще не использует его.

После трагических событий 11 сентября 2001 года Сэм Харрис взялся за написание своей книги “Конец веры”, которая вышла примерно в то же время, что и «Божественное заблуждение” Ричарда Докинза, “Разорвать заклинание” Даниэля Деннетта и “Бог не велик: как религия отравляет все” Кристофера Хитченса. Эти книги положили начало тому, что задним числом часто называют новым атеистическим движением, хотя, возможно, в атеизме никогда не было ничего нового. Атеизм, должно быть, почти наверняка предшествовал религии, поскольку религиозные идеи требуют, чтобы человек, придерживающийся этой идеи, верил в определенную доктрину или историю. Атеизм — это не что иное, как отказ от описания мира, которое не поддается проверке через эксперимент. Согласно этому определению, и муха на стене, вероятно, является атеистом. Атеизм часто обвиняют в том, что он является лишь очередным набором верований, но сам термин “атеизм” подчеркивает преимущество отсутствия веры в теистические идеи. Это — не кодекс поведения или свод правил, в соответствии с которыми нужно жить, это просто отказ от того, что не может быть научно подтверждено. Многим, в частности религиозным людям, трудно это понять. Если вы верите, что все в нашей жизни создано сверхъестественной сущностью, вам не придется по душе определение, которое описывает полный отказ от того, что объект вашей веры создал все, включая даже того самого атеиста, который выступает с подобным трактованием. Количество различных существующих религиозных мировоззрений, вероятно, равно сумме всех верующих на планете, но все взгляды, которые отвергают эти суеверные воззрения, требуют лишь одного определения. А именно: “Атеизм не противоположность религии, а попросту ее отсутствие”.

В 2008 году родилось еще одно субкультурное движение неверия. Давайте назовем его “Финансовый атеизм” — отказ от неопровержимых претензий. С изобретением Биткоина появился способ отказаться от мошеннических выражений ценности денег. Тем из нас, кому посчастливилось родиться в светских странах, нравится отсутствие идей религиозных демагогов, ежедневно диктующих, как нам жить. Мы можем выбирать, в какие идеи верить, а какие отвергать. Однако мы по-прежнему очень ограничены в выборе средств для взаимного выражения ценности. Нам навязали использование системы, в которой у всех нас есть определенное количество токенов, присвоенных нашему имени, либо в виде числа на экране, либо в виде цифр на банкнотах. Мы все охвачены коллективной галлюцинацией о том, что эти цифры каким-то образом законны, и что их подлинность не подлежит сомнению. Баланс биткоинов, отражаемый определенным биткоин-адресом, может показаться непрофессионалу столь же сомнительным, но если у вас есть базовое понимание алгоритмов хэширования и теории игр, это не так. На момент написания этой книги, хэш последнего блока в блокчейне Биткоина начинается с восемнадцати нулей подряд. Эти нули представляют собой Подтверждение проделанной работы (Proof-of-Work), гарантирующее, что этот блок валиден (действителен) и что каждая транзакция в нем действительно произошла. Если вы можете понять концепцию алгоритма хэширования и понимаете математику на интуитивном уровне, вы осознаете грандиозность вычислений, затраченных на поиск этого конкретного хэша. Это просто умопомрачительно. Подделать версию хэша с восемнадцатью нулями в начале было бы экономически нецелесообразным. Конечно, вы никогда не узнаете, имела ли место атака в 51% или какая-либо другая попытка повредить блокчейн. Но вы можете знать наверняка, что для осуществления такой атаки потребуется, чтобы более половины участников сети действовали против собственных экономических интересов. Биткоин — это не что-то, заслуживающее доверия. Вам не нужно доверять никаким авторитетам, потому что вы сами можете подтвердить достоверность его подлинности. Это — финансовый эквивалент атеизма или неверия. Сатоши не был Иисусом. Сатоши был Брайаном из Назарета, который велел своим последователям думать самостоятельно.

Первый закон термодинамики, также известный как закон сохранения энергии, гласит, что энергия не может быть создана или разрушена в изолированной системе. Второй закон гласит, что энтропия любой изолированной системы всегда увеличивается. В соответствии с третьим законом, энтропия системы приближается к постоянному значению, когда температура приближается к абсолютному нулю. В сети Биткоин участники, известные как майнеры, соревнуются за новые биткоины в лотерее с фиксированными правилами. Чем больше хэш-мощности (вычислительной мощности) майнер вносит в сеть, тем выше его шансы выиграть награду за блок, а конкретное количество создаваемых биткоинов уменьшается вдвое приблизительно каждые четыре года. Сложность этой лотереи — другими словами, шанс майнера победить — калибруется каждые 2016 блоков, так что среднее время, необходимое для поиска следующего блока, всегда составляет примерно десять минут. То, что производит эта система, является абсолютной редкостью; количество биткоинов, существующих в любой момент времени, всегда предсказуемо. Чем больше времени проходит, тем медленнее скорость выпуска монет и вознаграждение за блок медленно приближается к нулю. К тому времени, приблизительно в 2140 году, стимул отдельного майнера в виде вознаграждения за вновь найденный блок, по крайней мере теоретически, будет заменен стимулом в виде комиссий за транзакции участников сети. Даже сейчас сумма всех сборов составляет нетривиальную часть доходов майнеров. Тем не менее, с точки зрения пользователя, комиссии все еще остаются довольно низкими, и, поскольку сеть расширяется с использованием решений второго уровня, таких как Lightning Network, ожидается, что комиссионные будут оставаться низкими в течение довольно длительного времени.
Абсолютная редкость — это концепция, с которой человечество ранее никогда не сталкивалось. Возможно, это делает ее первой искусственной концепцией, когда-либо связанной с законами физики. Все, что кто-либо делает, требует определенного количества энергии. Само слово “действие” подразумевает, что должно произойти какое-то движение, какой-то вид расхода энергии. Как упоминалось ранее, наша оценка вещей полностью субъективна. Разные действия для разных людей имеют различную ценность. То, как мы ценим разные вещи, также неизбежно связано с предложением (доступностью) этой вещи. Если бы у упомянутого в первой главе водолаза под толстым слоем льда был акваланг, он, вероятно, не думал бы о своем следующем глотке воздуха как о чем-то столь драгоценном. Цена, которую человек готов заплатить за товар — другими словами, сумма действий одного или нескольких человек — может быть получена на основе двух основных переменных: субъективный спрос на товар и всегда ограниченное временем и пространством наличие данного товара. Обратите внимание, что если предложение достаточно ограничено, для того, чтобы цена товара увеличилась, необходим только минимальный спрос. Можно утверждать, что Биткоин никому не нужен, и поэтому у него нет внутренней ценности. Можно также утверждать, что внутренней ценности не существует, поскольку спрос всегда субъективен. В любом случае, стоимость майнинга биткоинов всегда будет иметь место, и чем больше мощностей будет в сети, тем выше поднимется эта стоимость. Эта стоимость, обеспечиваемая алгоритмом Proof-of-Work, вероятно, настолько близка к чистой стоимости энергии, насколько это будет возможно в контексте цены человеческой деятельности.Простой процесс конверсии следует вскоре после установки майнинг-оборудования. Предоставление энергии —> получение редкого токена. Если стоимость производства превысит текущую цену токена, майнер может просто отказаться продавать добытый токен, тем самым еще больше ограничив предложение биткоинов в обращении и в конечном итоге, обменивая их на другие товары тогда, когда он сочтет это целесообразным. В этом смысле Биткоин — это батарейка. Возможно, лучшая батарейка из когда-либо изобретенных. Хранение и перемещение электрической энергии всегда было дорогостоящим и расточительным. Биткоин предлагает способ преобразования энергии в последовательность математических символов. Математическая батарейка, если вам так угодно. Важно помнить, что он скорее преобразует не энергию непосредственно в ценность, а электричество в цифровую редкость. Эта цифровая редкость может быть использована для выражения ценности. Энергия не может быть создана или разрушена в изолированной системе, как ясно гласит первый закон термодинамики. Биткоин может выразить, сколько энергии было затрачено, чтобы получить определенную долю от общей суммы вознаграждения. Вы также можете приобрести биткоины, не добывая, а покупая их, но при этом вы также тратите энергию. То есть, вы покупаете биткоины в обмен на приобретенные ранее средства. Либо вы, либо кто-то другой в какой-то момент пожертвовали для этого временем и энергией. Биткоин позволяет вам выразить связь между ценностью и редкостью посредством собственных усилий, вложенных для приобретения биткоинов, чье общее предложение строго ограничено.

Азарт, который мы, так называемые Биткоин-максималисты, испытываем по отношению к Биткоину, прежде всего вызван не значительным обогащением, которым наделены те, кто рано запрыгнул в этот поезд. Причина и не в том, что мы заинтересованы исключительно в технологии, как часто заявляют оппоненты. Те из нас, кто проповедует чуть ли не божественность этого изобретения, прежде всего видят философские последствия абсолютной редкости в этом товаре. Идея функционального решения проблемы двойного расходования в цифровых деньгах — это достижение, которое попросту нельзя игнорировать. Решив проблему двойного расходования, Сатоши также сделал невозможной фальсификацию, что, в свою очередь, делает невозможной искусственную инфляцию. Нельзя недооценивать значимость этого изобретения, обладающего потенциалом изменить мир. Не в долгосрочной перспективе. Чем больше об этом думать, тем больше эта мысль не будет давать покоя. Если этот эксперимент работает, если он реален, он выведет цивилизацию на новый уровень. Чего мы не знаем, так это того, сколько времени это займет. В настоящее время дебаты в Биткоин-пространстве касаются функциональности биткоина как средства обмена и его потенциала в качестве хорошего средства сбережения. Возможно, мы упускаем суть. Мы не можем знать наверняка, станет ли когда-либо этот тип денежного токена предпочтительным средством обмена для большинства операций, если именно вы самостоятельно несете за него полную ответственность, лишаясь возможности защиты третьей стороной. Мы также не можем знать, пойдет ли цена Биткоина по столь желанному пути цикла хайпа, чтобы он мог стать средством сбережения, которым, как утверждает большинство максималистов, он уже является.
Возможно, все это время мы были сосредоточены не на том. Возможно, самая сильная сторона Биткоина заключается в его функциональности как единицы учета. В конце концов, это именно то, что делает Биткоин. Если у вас есть 21 биткоин, значит у вас есть миллионная часть первого в мире абсолютно редкого товара. Это может и не превратит вас в богача за одну ночь, но это может повлиять на безграничные возможности, предоставленные вами для ваших пра-пра-внуков.

На протяжении всей истории всякий раз, когда доисторическое человеческое племя изобретало церемониальное захоронение, оно начинало развиваться быстрее. Почему? Потому что, как только вы изобретаете веру в загробную жизнь, вы также вводите идею самопожертвования в более широком масштабе. Деспоту было намного легче манипулировать людьми, которые придерживались подобных убеждений, чтобы отправлять их в бой с соседними племенами. Религиозные лидеры могут использовать страхи и суеверия людей, чтобы заставить их совершать всевозможные злодеяния по отношению к своим собратьям, и они по-прежнему делают это сегодня. Вера в “высшее благо” может быть самой разрушительной идеей, которая может возникнуть в человеческом разуме. Нацистская Германия в годы Второй мировой войны считала, что истребление евреев было во «благо» генофонда их страны. Вера в благородные причины часто сопровождается непреднамеренными побочными эффектами, которые могут иметь катастрофические последствия. Религиозные и политические лидеры и другие жаждущие власти социопаты несут ответственность за величайшие преступления против человечества в истории, а именно, войны. Мы, европейцы, часто подвергаем сомнению вторую поправку к Конституции Соединенных Штатов, которая защищает право на ношение оружия всякий раз, когда на другой стороне Атлантики происходит трагическая стрельба в школе. Кажется, что все забывают, что менее ста лет назад Европа воевала сама с собой, потому что ее граждане дали слишком много власти своим, так называемым, лидерам. Нацисты пришли к власти в условиях демократии — никогда не забывайте об этом. Наши личные права не были даны нам нашими лидерами; мы родились с ними. Наши лидеры не могут нам ничего дать; они могут только заставить нас вести себя определенным образом. Если мы действительно хотим нести ответственность за свою жизнь, нам нужно найти инструменты, необходимые для того, чтобы самим избежать подобной ерунды.

Не пропусти новые публикации


Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных